Подставить ли щеку или противиться злу силой?

Подставить ли щеку или противиться злу силой?

В жизни христианина часто возникает вопрос: можно ли православному христианину защищать себя физически или посредством закона, суда или подставить щеку для удара. Ведь сказано: «А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:39). В то же время мы видим, что Христос защищает себя перед первосвященником. «Один из служителей, стоявший близко, ударил Иисуса по щеке, сказав: Так отвечаешь первосвященнику? Иисус отвечал ему: Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ин. 18:22). Видим, что Христос защищает свою честь как человека. В Евангелии мы видим, что противиться злу можно и нужно. Вспомните слова Христа: «Вы знаете, что, если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы и не допустил бы подкопать свой дом» (Лк. 12:39). Конечно, Христос подразумевает и духовного вора —диавола. Мы должны бодрствовать во всех смыслах и противостоять злу силой.

В книге Деяний Святых Апостолов мы читаем, что апостолы Павел и Сила защищают себя правом римского гражданина. Они указывают обидчикам на то, что они — римские граждане и защищены законодательством Римской Империи, причем языческой. И обидчики ужаснулись и испугались этих слов апостолов, так как знали, что римское право строго карает его нарушителей: «Но Павел сказал к ним: нас, Римских граждан, без суда всенародно били и бросили в темницу, а теперь тайно выпускают? ... Воеводы испугались, услышав, что это Римские граждане. И, придя, извинились перед ними и, выведя (из темницы), просили удалиться из города» (Деян. 16:37-39). ( Этот пример также опровергает мнение некоторых, что грехом является обращение в государственный суд. Видим, апостолы, напротив, используют этот инструмент. Верующие сами могут быть судьями, адвокатами и прокурорами, но их ответственность в разы больше, чем у простых людей.).

Как мы видим, в разных ситуациях Христос и апостолы по-разному себя ведут. Ведь если ты остановишь нападающего на тебя словесно или физически, то принесешь благо себе, нападающему и всему обществу. Если же обидчик не встретит отпора в твоем лице, то в своих злодеяниях пойдет дальше, и другие станут его жертвами. Да, Господь говорит: «У Меня отмщение, Я воздам» (Вт. 32:35), (Рим. 12:19), (Евр. 10:30). Но иногда Бог нас подвигает быть орудиями Промысла Его, в том числе и в противлении злу силой. И тогда мы не должны уклоняться положить душу за други своя, в прямом или переносном смысле. Помня слова апостола Павла: «Братья, молим вас, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, заступайтесь за немощных» (1 Фес. 5:14).

В одном из патериков описывается следующий случай. В некий монастырь приехал иудей. Попросил собраться братию монастыря. Когда монахи собрались, он ударил одного по щеке, тот подставил другую. Иудей ударил второго по щеке, но и тот поступил как первый. Ударил и третьего, но и тот подставил другую щеку. Иудей подошел к четвертому монаху и замахнулся, чтобы ударить и этого, но сам получил опережающий удар в лицо. «Как?!! — вскричал иудей, — Вам же, христианам, ваш Христос повелевает подставлять под удары щеки, и одну и вторую! Какой же ты христианин?». На это четвертый монах заметил, что христианам также сказано, что «нет большей любви, как если кто душу свою положит за други своя». Прсрамленный иудей удалился из монастыря, а братия прославили Бога, умудрившего четвертого монаха. В древнем патерике находим другой случай. Главарь разбойничьей шайки, осознав свои злодеяния, пришел в покаяние и сокрушение. Тайно оставил разбойников и удалился в пустыню. Много лет находясь там, оплакивал свои грехи. Однажды в пустыне на него напали его бывшие друзья по разбою. Он один одолел их (применив свой боевой навык) и раскрылся им, сказав, что он их атаман. Увещевал их оставить свое ремесло. Разбойники пришли в покаяние и остались с ним жить. В тоже время мы знаем много случаев, когда святые не оказывают внешнего сопротивления. Из жития преп. Сергия Радонежского мы узнаем, что он, видя непослушание и ропот братии, испытывая притеснение от них, со смирением покидает свой монастырь. Также узнаем, что он благословляет на войну с полчищами Батыя князя Дмитрия Донского, пополняя его дружину иноками, имеющими боевой опыт. То есть, один святой в разных случаях поступает противоположно, то не противясь, то противясь злу. Вспомните, как «правило веры и образ кротости» — святитель Николай Мирликийский ударил за дело еретика Ария, и как Господь и Матерь Божия этот поступок одобрили. В каждой конкретной ситуации нужно молиться и руководствоваться здравым смыслом и рассуждением. Сердцу смиренному, рассудительному, молящемуся сам Господь откроет, как поступить в том или ином случае: подставить щеку или противостоять злу силой. Как-то, молодой человек спросил знакомого священника: если я вижу что кто-то затаскивает насильно девушку в кусты, что мне делать, по морде дать или проповедь прочитать? Сначала по морде дать, а потом проповедь прочитать — был разумный ответ священника.

Особо хочу обозначить проблему ложного страха у прихожан, когда они боятся защищать дисциплину в храме. Не секрет, что в храм приходят и пьяные, и воры.

И бывают уродливые случаи, когда священники или даже архиереи выводят из храма пьяных мужиков или вороватых подростков, вытаскивают упавших обычно у входа и спящих пьяниц. Причем рядом стоят мужчины и ведут себя как глухие и слепые. Что вы, тряпки или мужики? Все в храме, в том числе и женщины, должны осознавать себя ответственными за порядок и надлежащую молитвенную обстановку. И если появляются нарушители, то, сообразуясь с ситуацией, нужно их вразумлять с любовью и словом и делом, а иногда нужно и за грудки взять и, выведя на улицу, строго предупредить, что если еще раз в таком виде они зайдут в храм, то встретятся с кулаком… В храме должна быть община, семья, а не сбор единоличников с сознанием: «моя хата с краю».

Бывает, что в храм приходят люди лукавые, кто за чем. Приходят клянчить денег, воровать сумки у женщин и бабушек, кошельки, иконы, изделия из цвет. металлов. кресты. Был случай, когда один мужик схватил стоящий у дверей большой подсвечник (высотой 1,2 метра) и побежал (конечно, его догнали и отняли); бывает, воруют ящики для пожертвований, и многое другое.

И таких людей видно: их мутные, хитрые или с бесовским блеском глазки бегают по храму, выискивая, что бы украсть; кто-то из них лицемерно изображает молящихся, крестится, но все это маска.

Бояться не нужно. Представьте: если бы вы были в царском дворце, и туда зашел бы кто-то в пьяном виде или для воровства. Не поспешили бы вы его обезвредить и вывести вон, как верные слуги? Почему же в храмах Божиих этого не происходит? Здесь же сам Господь смотрит на нас, верные ли мы рабы. Как поступил сам Христос, видя безобразие в храме Иерусалимском? Сделал бич из веревок и выгнал скот, опрокинул столы меновщиков и лавки продающих. Причем поступил так дважды: первый раз — после чуда в Кане Галилейской, начиная свою проповедь, и второй — после торжественного въезда в Иерусалим на осляти, незадолго до Голгофы. (См. Мф.21:12, Мк. 11:15, Лк 19:45, Ин.2:15)

Храм — не проходной двор, не кабак, не скотный двор и не подворотня. Не нужно давать святыни псам, не метать бисер перед свиньями и не позволять таковым лицам быть в храме. Оберегать нужно храм, богослужение, ближних. На нас это послушание возлагает Бог, и если мы об этом не позаботимся то кто же позаботится?

Не случайно в народе говорится: «На Бога надейся, да сам не плошай».

Подобно этому говорит и блаженный Августин: «Нужно трудиться так, как будто все зависит от нас, и молиться так, как будто все зависит от Бога».