Всякий ли гнев и подозрительность — грех?

Всякий ли гнев и подозрительность — грех?

В наших церковных лавках есть брошюры для тех, кто хочет исповедоваться, где предлагается «полная исповедь», точнее, перечисление грехов. Конечно, всех грехов здесь, на земле, вам никто не исчислит, только Бог ведает все. И эти книжечки, разумеется, полными быть не могут. Очень плохо, что в них есть некоторые вещи, по меньшей мере странные; некоторые составители однозначно объявляют грехом, например: гневаться, ругаться, иметь подозрительность. О том, что эти действия не всегда греховны, я докажу ниже.

В семьях, в быту, на работе, на улице бывают разные конфликтные ситуации. Старшее поколение должно воспитывать младшее. Если мы не будем воспитывать детей, то вырастет «кнут», который будет стегать и родителей, и общество.

В тюрьмах, в зонах сидят преступники, но ведь они были когда-то детьми, такими милыми и хорошими. Что с ними сталось? Да ничего, — просто дали себе волю грешить. Дай себе волю — попадешь в неволю. Чем больше воля, тем хуже доля. Волю дать—добра не видать. Не умом грешат, а волей. Так гласит народная мудрость. Родители должны быть своевременным заслоном для греха в своих детях. Но если я не умею играть на пианино, разве я смогу кого-нибудь научить? Конечно, нет. Так и в воспитании, — его нужно начинать с себя.

От Бога человеку дано чувство понимания правды, истины, и. если нарушаются духовные законы, то в его сердце справедливо возникает гнев. К сожалению, с грехопадением все в человеке изуродовалось, вывернулось наизнанку, все стало вверх тормашками. При христианской правильной духовной жизни эта поврежденность мало-помалу исцеляется, человек исправляется, освящается, приближается к преподобию. И справедливый гнев становится добродетелью, становится добрым качеством человека.

Мы видим, что и Христос гневается.

Когда Христос воскрес, ученики не поверили Марии Магдалине, сказавшей им об этом. Далее сказано: « и поносил неверствию их и жестокосердию, яко видевшим Его восставша не яша веры» (Мк. 16:14). Что значит «поноси неверствию их»? — значит, гневался, ругал, упрекал, и т.п.

Далее видим, что Христос ругается и говорит своим ученикам: «О, несмысленныя и косныя сердцем!» (Лк. 24:25). Кто такие «несмысленные»? конечно, неразумные. Подобно: « О, роде неверный и развращенный, доколе буду в вас и терплю вы?». ( Лк. 9:41 ).

Когда вошел Иисус в синагогу в субботу, там был человек, имущий сухую руку. Спросил Христос тут бывших: исцелить ли в субботу. Молчат. И сказано: «И, воззрев на них с гневом , скорбя о окаменении сердец их». И сказал человеку: «Протяни руку твою». Он протянул, и стала рука его здорова как и другая. (Мк.3:5).

Еще одно упоминание о гневе Христа: эпизоды изгнания торговцев из храма (Мф. 21:12, Мк. 11:15, Лк.19:45, Ин. 2:15).

Да, гнев возможен. Практически на протяжении всего Евангельского повествования говорится о том, как Христос упрекает, ругает книжников и фарисеев, — это постоянное, жесткое противостояние между Богом и людьми, одержимыми духом века сего.

« Гневаясь, не согрешайте … приносите жертву правды и уповайте на Господа» (Пс. 4:5-6), (Еф.4:26), то есть, при определенных условиях гнев — доброе качество. Напрасный гнев — грех, потому что имеет страстную основу: потревоженную гордыню, самолюбие, сребролюбие, сластолюбие, и прочее. Такой гнев происходит от человеческой поврежденности, от обезбоженности; он слеп, неадекватен, сопричастен духу злобы—диаволу. «…говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно , подлежит суду» (Мф. 5:22). «Гнев человека (поврежденного грехом) не творит правды Божией» (Иак. 1:20); «Солнце да не зайдет в (напрасном) гневе вашем, и не давайте место диаволу», «Никакое гнилое слово да не исходит от уст ваших», «всякое раздражение и ярость, и гнев (напрасный), и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас» (Еф. .4:29;31).

Все это бывает, когда человек забывает о молитве. Запинается о свою страстность и падает, разбивая лоб. Как невозможно идти по лесу, не поднимая ног, иначе будешь запинаться о коряги, валежник, корни, так и без молитвы невозможно идти по жизни. Если упал в какой-либо грех, сразу ищи причину: забвение о молитве.

«Молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Лк. 22:40), «ибо без Меня не можете творить ничего» (Ин. 15:5).

Да и как бороться с грехами и в себе и в обществе без гнева праведного? Как сочетать такие понятия как «смирение» и «гнев»? но ведь Христос сочетал и гнев, и смиренную любовь, точнее, — Его гнев был актом любви.

Все эти затруднения пройдут, если мы поймем, чтó есть праведный гнев и чтó есть настоящее смирение.

Настоящий христианин—это воин и воюет он в первую очередь против духа века сего, против греха, в первую очередь в себе самом. Как член Церкви и государства, он должен иметь активную гражданскую позицию (если, конечно, не к нему относятся слова Христа «оставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф 8:22), (Лк. 9:60).

Смирение — это не какая-то никчемность, забитость, аморфность. Смирение — это четкое, ясное видение своей греховности, своего ничтожества без Бога, видение глубокой своей ненормальности, поврежденности.

Бороться с грехом невозможно без гнева, и гнев этот есть закономерная реакция и на личные грехи, и на грехи ближних и общества. Отмечу, что ненавидеть надо не грешника—человека, личность, но грех, живущий в нем . «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (1Ин. 3:15).

Конечно, в масштабах даже своей улицы остановить зло невозможно. Но если и в самых близких искоренить невозможно, то затормозить желательно; и если удастся, то благо будет всем.

Я уже говорил о воспитании в семье. На старших возложена обязанность по воспитанию детей; и бывают случаи, когда необходимо их вразумить, — иногда мягко, нежно, а иногда и жестко, резко; иногда буквально «схватить за рукав», даже применить силу, ударить, чтобы остановить на пути зла. Также бывает необходимо поступить и со взрослыми людьми. И это не будет грехом, это будет актом любви. Вспомните, чтобы остановить зло, бывает необходимо и противление силой, иногда и война. И это по-христиански. Если вы остановите негодяя, хама, мерзавца, вы совершите благое дело по отношению ко всем, ведь мы, человечество, — единый организм.

«Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки». (Мф. 7:12), (Лк. 6:31).

И если я впаду в грех, и меня кто-то адекватными мерами приведет в осознание, видение моих грехов, я искренно буду благодарен этому человеку, — он поступил по любви, не дал мне погибнуть.

Прекрасно ответил один батюшка спросившему его молодому человеку: «Если я вижу, что кто-то насильно девушку затаскивает в кусты, что мне делать: проповедь прочитать или по морде дать?» «Сначала по морде дать, а потом проповедь прочитать», — был разумный ответ. Вспомните жития святых—«правила веры и образа кротости» — святителя Николая и его удар Арию; вспомните блаженного Василия Московского и царя Иоанна Грозного. Они не боялись человеков и вели себя порой очень жестко. Да, ситуации бывают разные. Простите, что немного расскажу про себя, не ради глупого тщеславия, нет, но ради примера. Я стараюсь ходить по городу преимущественно в подряснике, чтобы люди видели, что идет священник, и можно свободно подойти, о чем-то спросить, попросить, подсказать. Знаю, что хождение в подряснике есть своеобразная проповедь. В транспорте, на остановках, на улице подходят разные люди: по делу, с серьезными духовными вопросами, бывает, подходят и сектанты, атеисты, хамы, пьяницы и прочие. Если я вижу, что ко мне обращаются, то мысленно прошу у Бога помочь мне ответить. И если так помолюсь кратко, то Господь дает, что и как ответить. Если по делу серьезному, то ответ дает Бог серьезный, нужный, дает ключ к проблеме, да такой, что ты сам удивляешься и твой слушатель приходит в умиление и радость или утешается ответом. Если сектант или атеист с нападками от своей веры, то он уходит посрамленным и битым православными аргументами. Хам или пьяный тоже получает адекватный ответ, и замолкают их уста. Но если я, по нерадению и рассеянности, забуду помолиться, останусь только со своим разумом, то ответ мой превращается в ерунду, какую-то кашу, начинается «пробуксовка». Стоп! Я же забыл помолиться! Господи, помоги! И — приходят нужные слова, примеры, и ситуация меняется в корне. «Воззовет ко Мне, и услышу его, … и явлю ему спасение Мое». (Пс. 90:15). «Просите, и дастся вам» (Мф. 7:7). «Без Меня не можете творить ничего» (Ин. 15:5). Вот средство гневаясь, не согрешать: это молиться.

Если с внутренней молитвой сделать замечание согрешающему, укорить его или по-иному попытаться отвратить его от греха, то этот человек скорее придет в осознание своего греха, почувствует, что не прав, почувствует не столько умом, сколько сердцем, благодаря вашей молитве.

Молитва — это всегда необходимая вещь, тем более в сложной, конфликтной ситуации.

Помолись, человек, вопроси Бога, как тебе поступить : мягко или жестко, словом или делом исправить ситуацию? Господь не оставит без ответа.

Без любви и молитвы люди становятся чужими, сердца их озлобляются, конфликтная ситуация усугубляется. Но если помолишься, меняется все. Главное, чтобы нами двигала любовь к ближнему, в том числе и в гневе.

Поэтому на исповеди нужно каяться в напрасном, безлюбовном гневе, в напрасной ругани.

Также в некоторых книжках пишут, что подозрительность всегда есть грех. Это непонятно и противоречит здравому смыслу. Разве естественная подозрительность не свидетельствует об осторожности, рассудительности, осмотрительности человека? Мы из жизни знаем, и Святое Писание говорит: «Всяк человек ложь» (Пс. 115:2). Знаем, что есть люди подлые, лживые, двоедушные. Зачем ослеплять свой ум и напрасно доверять им, уподобляясь неразумным детям? Знаем же, что и диавол, человекоубийца искони, действует хитро и тонко, часто через людей. Подозрительность, недоверие к незнакомому человеку, организации, тайному обществу, секте естественна и необходима, чтобы нам не погибнуть, не стать слепыми орудиями в чужих аферах, преступлениях. Ведь нам не случайно дан ум. Христос говорит: «Будьте мудры как змии» (Мф. 10:16). «Братия! Не будьте дети умом» (1Кор. 14:20). Слепая, детская наивность может бедой обернуться для человека. Да, в вере в Бога, в вере Евангельской мы должны быть как дети, но живя в мире сем прелюбодейном, грешном, лукавом, мы должны жить мудро, осторожно и осмотрительно. «Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы» (Еф. 5:15).

Есть ряд профессий, связанных с необходимостью подозрений, недоверия, и большинство их из области защиты человека и общества. Сюда входят сотрудники правоохранительных органов (им при раскрытии преступлений необходимо выявлять подозреваемых), здесь и военные, и политики, и педагоги, и предприниматели. Что же, все эти профессии считать греховными? Конечно, нет. Дети не сразу становятся подозрительными, но опыт жизни вырабатывает у них некий условный защитный рефлекс. А в духовной жизни не испытываем ли мы с подозрением какой-либо помысел или поступок: «ты чей: от Бога, от естества нашего или от дьявола?». Ведь и здесь необходимо недоверие, подозрительность, даже к самому себе.

Поэтому даже церковные книги нужно читать с рассуждением.