Всем ли просящим подавать милостыню?

Всем ли просящим подавать милостыню?

Многие верующие, особенно живущие в городах, смущаются: давать ли тем, кто просит милостыню у храмов. Опыт жизни показывает, что таковые просящие в большинстве своем — профессионалы-попрошайки. Во всех ли случаях нам нужно безрассудно руководствоваться словами Христа: «Просящему у тебя дай» (Мф. 5:42), или все же следовать другому: «Будьте мудры, как змеи»(Мф. 10:16)? Всегда ли будет польза в подаче милостыни, или иногда не подать, и это будет лучше милостыни: не дать лихоимцу лихого имения?

Подойдите к любому архиерею, настоятелю храма или монастыря и попросите несколько миллионов. Даст ли? Скорее всего, нет. Дело даже не в том, что у самой Церкви средств мало. Даже если бы и были средства, то любой член Церкви задался бы вопросом: а зачем тебе? Будет ли польза? Не корыстно ли просишь?

Апостол Иаков пишет: «Прóсите, и не получаете, потому что прóсите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений.» (Иак. 4:3).

Итак, если и Бог не всем дает, нам ли всем давать? Знаю таких, которые имеют и квартиры, и пенсии, но сидят и попрошайничают, потому что одержимы пьянством или сребролюбием. Они лицемерно, притворно крестятся, а в храмах не бывают и не молятся ни в воскресенье, ни в великие праздники,— даже на Рождество и Пасху не заходят. Но ведь Господь попускает даже крайнюю бедность для того, чтобы смирить и призвать к Себе человека. «Воззовет ко Мне, и услышу его; с ним Есмь в скорби, и избавлю его и прославлю его.» (Пс. 90). Но до Бога таким людям нет дела. У них здесь, на паперти, свой бизнес.

Мой друг привез из Дивеева следующий рассказ.

Сидел он в Арзамасе на вокзале, ждал своего автобуса. В зал ожидания вошла семья: муж и жена с маленьким ребенком. Они имели жалкий вид, были плохо одеты. Через некоторое время они ушли и вернулись в другой, очень хорошей одежде. Сели рядом с моим другом. Тот вопросил их: что это, мол, за маскарад такой? От радости бесовской, от лихомства потеряв осторожность, его новые знакомые ответили: «А мы ездим в Дивеево и притворяемся нищими». Мужчина изображал калеку, женщина кормила грудью ребенка, у всех вызывая жалость. «Вот, — говорили они, — еще раз съездим и себе двухэтажный дом достроим». Друг мой был потрясен их ответом и сказал, что в этом доме они счастливо жить не будут… На это мужчина и женщина, озлобившись, стали его поносить, могла возникнуть драка. Не желая последнего, мой друг взял свои сумки и ушел от этих лженищих. И таких историй очень много. Не случайно начальство Дивеевского, Верхотурского и других монастырей запрещает давать милостыню рядом с монастырями . Они говорят (и совершенно справедливо, объективно оценивая ситуацию), что нищих у них нет; что те, кто нуждаются, могут потрудиться в монастыре и заработать. Говорят, что монастырь печется и о семьях нуждающихся, помогает. А сидящие и просящие у ворот и на папертях — ряженые профессионалы.

Другой мой друг как-то подал такому нищему милостыню. Затем подумал и спросил его: «Скажи честно, надо ли было тебе давать, или нет? Вот, я сам студент, живу в общежитии, у нас маленький ребенок, сами нуждаемся. Надо ли было тебе давать?» Тот подумал и ответил: «Да, лучше бы ты мне не давал…» Таких лихоимцев очень-очень много. Им предлагаешь, к примеру: возьми метлу, подмети у храма, и мы тебе заплатим. Взрослые, трудоспособные мужики отвечают: сам мети, не хочу. Или просят «на хлеб», предлагаешь: пойдем в магазин, купим, что нужно, — отвечают: сам иди, не хочу. Некоторым дают продукты, а они от них отказываются, или берут и после твоего ухода выбрасывают и снова просят, ожидая денег. Как противно видеть как «нищие» у храма из горлышка пьют спиртное, у храма же и блудят на газонах. Как-то у храма на Радоницу видел лежащую на асфальте женщину. В обеих руках ее были большие сумки, набитые едой. Я подошел посмотреть, жива ли, не надо ли помочь. И тут из кустов появляется улыбающаяся физиономия пьяницы средних лет: «Да ты ее не трогай, она пьяная», — сказала физиономия, — «Просто лишку хлебнула».

Просят также семьи таджикских цыган — люлли. Они сидят с детьми, даже с младенцами. Сидят и летом и зимой, но какое здоровье надо иметь, чтобы подолгу сидеть на морозе и просить, конечно одеты они соответственно… Наши семьи боятся заводить третьего или четвертого ребенка, потому что не на что будет кормить, одевать, учить. Но цыганки рожают, значит, их сборов вполне хватает, да и дети их с малолетства зарабатывают сбором милостыни. Как кукушки, подбрасывающие свои яйца в гнезда других птиц, они перекладывают содержание своих детей на плечи окружающих. Будут ли их дети учиться, честно работать? Легче быть наркокурьерами, заняться криминалом, изображать из себя нищих, но не работать. А где их мужчины, которые обязаны содержать своих жен и детей?

Мошенники-лихоимцы, лженищие бывают наглы и изобретательны. Не стесняются одеваться как священники или монахи в подрясник и скуфью, отпуская бороду.

Как-то мой друг подал щедро одной «старушке», стоящей в подземном переходе. Та, согнувшись, как крючок, опиралась на палку, лица не было видно за платком, надвинутым низко на глаза. Удаляясь от нее, почувствовал: что-то не то… Стал вспоминать все медленно, и в памяти всплыло: протянутая рука была не старческой, а рукой молодого человека, — парня или девушки. Бывают случаи, когда таких лженищих выгоняют из храма, за пределы церковной территории, на что эти наглецы обращаются в прокуратуру с жалобой на настоятеля храма, якобы нарушающего их «права человека».

Так всем ли давать? Не слышат они слов Св. Писания: «Смерть грешников люта» (Пс. 33), и «…лихоимцы Царства Небесного не наследуют» (1Кор. 6:10). Своими ушами я слышал, как одна грозила пожилому священнику, выгонявшему ее из храма, расправой: повесить его на его же кресте, висящем на груди. Знаю молодых, работоспособных женщин и мужчин, которые днем рядятся и просят милостыню, а вечером гуляют в совсем иной одежде, с пивом в руках и с бесовской радостью в душах.

«Завещаем же вам, братия,.. удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно… ибо мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работали ночь и день, чтобы не обременить кого из вас… чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам. Ибо, когда мы были у вас, то завещали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь. Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают…» (2Фес.3:6-11). Некоторые, получив отказ, могут задуматься: может, лучше заработать?

В XIX в. был открыт древний памятник церковной письменности, «Учение двенадцати апостолов», датируемый концом I -началом II в.н.э. На него ссылались святитель Климент Александрийский, святой Афанасий Великий включает его в список Богодухновенных книг. Изучение этого памятника входит и в семинарский курс патрологии. Напечатан он в 8-м томе «Настольной книги священнослужителя» и изобилует цитатами из Евангелий и Апостольских посланий. Вот что мы в нем находим касательно нашего вопроса: «Горе принимающему, ибо, если кто, имея нужду, принимает, тот будет неповинен ; если же кто принимает, не имея нужды, тот даст отчет, почему принял, и на что… Но и о сем так же сказано: пусть милостыня твоя запотеет (запреет) в руках твоих , пока ты не узнаешь, кому дать .» (гл. I ст. 5-6). На кого ссылается автор этого памятника? Вероятно, на слова Христа не вошедшие в Св.Писание, но передаваемые изустно. Подобные ссылки мы находим и у апостола Павла, так называемые аграфы.

Главу Х II приведу полностью: « 1 Всякий, приходящий во имя Господне, да будет принят, а потом, испытав его, вы узнаете (как поступить), ибо вы будете иметь разумение правого и ложного. 2 Если приходящий — странник, помогите ему, сколько можете, но он не должен оставаться у вас более двух дней, и то, если нужда оказалась. 3 Если же он пожелает поселиться у вас, то, если он ремесленник, пусть трудится и ест. 4 А если он не знает ремесла, то вы по своему усмотрению позаботьтесь о нем, но так, чтобы христианин не жил среди вас праздным. 5 Если же он не желает так поступать, то он христопродавец. Остерегайтесь таковых!»

Видим, что неизвестный апостол называет таких людей христопродавцами, уподобляя Иуде-предателю или торговцам именем Христовым.

Святитель Василий Великий пишет: «Нужна опытность, чтобы различить истинно нуждающихся от просящих по любостяжательности. Кто дает угнетенному бедностию, тот дает Господу, а кто дает всякому мимоходящему, тот бросает псу, который докучает своей неотвязностью, но не возбуждает жалость своей нищетой». Он же повторяет выше приведенные слова : « милостыня да запотеет в руках твоих, пока ты не узнаешь, кому даешь».

Иногда люди, подав милостыню, испытывают затем внутреннее смущение и смятение. Это оттого, что дал напрасно, не в пользу; это не от скупости и жадности, но это известие от Бога . Если же человек сделал доброе дело, то в сердце приходит великая, чистая радость и умиление, «душа поет». Напротив, вследствие недолжного поступка душа тяготится, смущается. Как же нам узнать, когда подавать милостыню, а когда нет? Необходимо молиться и рассуждать, просить совета у Бога. «Молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Лк.22:40), «Ибо без меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5), «Проси́́те и дастся вам» (Мф. 7:7). Если, помолясь, ум и сердце молчат, то проходи спокойно мимо; если требует дать, - дай, но спроси у Бога, сколько дать. Если сердце смущается, то не торопись подать. Можно спросить у людей, работающих в храме, или у священника, который в нем служит. Они в лицо знают прилепившихся к храму профессионалов-нищих. Господь устрояет так, чтобы люди научались и друг от друга.

Конечно, мы должны быть милостивы, и без этого нам не спастись. Милостыню нужно совершать разнообразно, и словом, и делом, и заботой о ближних, и делать это с радостью, с умом и рассуждением. И слова Христа «Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая.» (Мф. 6:3) обозначают не слепое и безумное делание (не напрасно нам дан ум и рассудок), но означают, что делание милостыни должно быть у нас таким естественным, как естественно, без задержки, руки справляются с привычным делом. И «руки» в этих словах Христа нужно понимать не только буквально, но и в переносном смысле, как образ действия. Сюда входит и доброе, любящее слово, утешение, мудрый совет, молитва. И это – милостыня, но без участия рук.

Если же хотите помочь материально, то проси́те у Бога, и ищите, кому можно дать и кто истинно нуждается. Много бедных семей, больных людей, брошенных детей. И чаще они нуждаются не столько в еде, одежде, но более в духовной помощи. Многие пребывают в неведении о Христе, о Церкви, о вечной жизни. Если не знаете, как правильно поступить, можно подойти к священнику, предложить свою помощь в тех социальных, миссионерских, душепопечительских проектах, в которых участвует тот или иной храм. Кто-то занимается с молодежью, в школах, в детдомах, кто-то посещает дома престарелых, больницы, тюрьмы, взаимодействует с правоохранительными органами, армией. Кто-то помогает в распространении и финансовой поддержке православных печатных изданий; хорошо, если кто-то будет посильно помогать детям-инвалидам, откликнется на призывы участников проекта «Эра милосердия» или на подобные. Может быть, появится желание помогать восстанавливать и устраивать монастыри и бедные сельские храмы, где денег и помощников иногда очень не хватает. В общем, форм милостыни очень много.