Ижевская и Удмуртская Епархия
 
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет
 
аборт, мини аборт, контрацепция,
Если вы увидели ошибку в тексте, выделите текст и нажмите одновременно клавиши Shift и Enter
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
Рассказы паломников из Удмуртии Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail

Рассказы паломников из Удмуртии http://izhiza.ru

Рассказы паломников из Удмуртии

Слава Богу, что мы есть, слава Богу, что мы здесь

В Дивеево. Едем. И не в гости, а работать.
«Работайте Господеви», - поет псалмопевец, и мы едем исполнить его слова буквально – физическим трудом, подкрепленным молитвой– восстановлением Святой Канавки Царицы Небесной. Дело не новое, трудники из Удмуртии на Канавку ездят уже пятый год. Нынче ездило две группы – на окончание строительства. Наша (первая) группа работала под духовным руководством священника Михаила Карпеева, настоятеля храма Преображения Господня, села Ягул Завьяловского района.
Вот рассказ о. Михаила:
- Сподобил Господь заканчивать Святую Канавку. Начинали ее тоже мы. Первая организованная поездка состоялась в 2000 году. А просто поработать паломники из Удмуртии ездили еще в 1999-м. Когда приехали нынче, один из местных работников сказал: «А мы вас ждали. Когда приезжаете, так сразу рывок, продвижение в работе!» Действительно, помощь немалая, в прошлом году (2003–й год 100-летия со дня прославления св. Серафима Саровского) было организовано четыре группы, которые сменяли друг друга, нынче - две, вторая из которых полностью завершила строительство Св. Канавки. Я заметил, когда приезжаешь трудиться, отношение монастырских людей к тебе другое, и монахинь и работников. Особенно это заметно в трапезной: просто приезжаешь, ну служишь и служишь, отношение - как ко всем, а когда на Канавке работаешь – сестры сразу мягче, приветливее, добавку с охотой дают. И сама работа на Канавке удивительная. Разговаривали с одним священником, приехавшим поработать с Украины, он рассказал такую историю.
Они приезжали в прошлом году с группой, с ними была монахиня. Она стоит внизу, убирает со дна Канавки землю. А на валу, точно над ней лежал топор, и он стал сползать по сыпучей земле, а на опалубке ( доски, придерживающие склон вала) начал падать как по ступенькам, и летит прямо на голову матушке. И все это в считанные секунды, все замерли. Она подняла глаза, опустила, и вдруг словно невидимая рука отшвырнула топор в сторону, и он со свистом вонзился в близлежащее бревно. Вся группа была свидетелем этого чуда. А сами мы при надвижении большой тучи стали читать акафист преподобному Серафиму, и туча, казалось бы неминуемо идущая на нас, обошла монастырь, встала с восточной стороны. Дождь пошел только после того, как мы закончили работать. И это бывает каждый год, а ездил я уже четвертый раз.
Приятно было и то, что матушка Рафаила и матушка Татиана (ответственные за строительство Св. Канавки) очень внимательны к работающим. Они все время приносили нам какие-то компоты, добывали постные пирожки, что, я думаю, не так уж просто при таком большом количестве едоков в монастыре. Дисциплина у дивеевских монахинь, надо сказать, замечательная. Они немногословны и в то же время приветливы, когда начинается пустословие сразу прекращают разговор. Видна глубина в них. И в своих стареньких поношенных апостольниках они вызывают уважение большее, чем любая накрашенная и разодетая мирянка. Я благодарен сестрам монастырским и за то, что никогда не было у нас проблем с размещением, всегда нас принимали очень радушно. И, конечно, низкий поклон за то, что каждый год матушка игуменья сугубо для нашей группы благословляла приложиться к открытым мощам и вещам батюшки Серафима.
Галина Яковлевна:
- Это уже третья моя поездка на Канавку. В прошлом году не смогла поехать и весь год чувствовала, что не хватает мне чего-то. А вот поехала нынче и словно пополнила какой-то благодатный запас в душе. Послушание мое было на кухне, тяжело, душно, целый день на ногах, а силы все откуда-то берутся. А походишь по монастырю, по Канавке пройдешь - так хорошо. Я даже там стихами заговорила со своей подругой: слава Богу, что мы есть, слава Богу, что мы здесь!
Аля Коробейникова:
- Мне 17, и в Дивеево я ездила впервые, конечно, больше всего мне на Канавке Пресвятой Богородицы понравилось.
- Работать или молиться?
- Работать молясь.
- Это чувство необыкновенное. Потом уже когда домой приехала, за работой еще долго читала «Богородицу» про себя. Может быть, это не очень хорошо, так молиться, не задумываясь, но работать так гораздо легче, даже дома. И еще одно – до сих пор во мне это чувство ледяной воды, когда впервые окуналась в источник святого батюшки Серафима. Это ощущение чистоты, от него не хотелось возвращаться в мир.
Иван Пушкарев:
- Мне 18 лет, в Дивеево я ездил четвертый раз, но трудился так впервые. Группа у нас была дружная, каждый человек какой-то необычный со своими особенностями, но все замечательные. На послушании мы работали с сестрой Ангелиной. Мы наводили глинистый раствор, а она им обмазывала стенки Канавки. Когда чувствуешь сразу, что человек хороший? Когда в нем нет гордыни. Я потом только это понял. Ангелина она очень простая, нет в ней никакой вычурности, и поэтому очень хорошая. Она чувашка, по-русски говорит плохо и сама просила нас переспрашивать, если нужно несколько раз, когда мы что-то не поймем. Она мирянка, у нее есть семья, но уже целый месяц живет здесь, трудится на Канавке и молится за своих домочадцев. Очень смешно говорит и никогда не обижается, если мы улыбаемся над этим. И так каждый человек там открывает для тебя что-то новое, чего в себе ты не знал. Как-то успокоился я там, особенно от шумной студенческой жизни отдохнул. Ведь мы грешные и даже ступить-то на эту землю недостойны. На впечатления всех участников поездки не хватило бы и всего номера нашей газеты. Таково Дивеево в людях, которые привезли его в себе в Удмуртию.
Да, монастырь – это оплот душевной тишины, даже если там не прекращаются довольно шумные строительные работы. Главное ведь не то, что гудит подъемный кран и шумят машины, подвозящие песок, главное - то, чего в этом шуме не слышно: «Богородице Дево! Радуйся! Благодатная Марие, Господь с Тобою. Благословенна Ты в женах и благословен Плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших». Молитва в устах работающих, молитва в устах идущих по Канавке. В этом – монастырь. От общения с монахинями необыкновенное чувство. Кажется, голосок-то у них негромкий, тоненький. А ведь все их слушаются, сразу без повторений. Сила в них большая есть. И такая улыбка – как свежая струя воды. Уже своим присутствием они создают добрую атмосферу. А эта атмосфера так важна. Ведь все искушения – усталость, раздражение, какое-нибудь недовольство, самолюбие, злоба - как звери ополчаются на тебя в святом месте, крутят тебя изнутри, лезут из тебя. И твоя задача- не поддаться, не потакать им, а значит себе, старому, самолюбивому. Постоянно быть начеку и не расслабляться - это значит соблюсти совет святых отцов: находиться в постоянном «бдении», так как враг «аки лев рыкающий ищет кого поглотити». Но трудовая неделя на исходе. Мы едем домой. Каждый в себе везет свое Дивеево. Можно жить дальше.
Мария Карпова

Богородичная Канавка восстановлена через 175 лет

Совсем недавно, 3 июля сего года из традиционной поездки в Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь в Ижевск вернулась группа трудников, которую возглавляли настоятель Ягульского Преображенского храма священник о. Михаил Карпеев и диакон собора св. Александра Невского Андрей Игумнов. Именно этой ижевской группе посчастливилось принять участие в работе на последнем участке Святой Богородичной Канавки.
Ещё в 2000 году на собрании братства во имя Св. блг. Князя А. Невского один из братников сделал сообщение о начале работ по восстановлению Канавки в Дивеево. Тогда священник о. В. Сергеев, глава Братства, предложил всем желающим поехать и принять участие в этом святом деле.
Когда наша группа впервые приехала на Канавку, работа только начиналась. Было вырыто первые 50-100 метров. Поездки стали ежегодными. Наконец, в этом году, как и планировалось, к 100-летию канонизации Серафима Саровского, Святая Канавка Божьей Матери приобрела свой окончательный облик, такой, как завещал Серафим Саровский 175 лет назад.
Кроме того, восстановлена пешеходная дорожка для паломников на внешней стороне Святой канавки.
25 ноября (8 декабря) 1825 года накануне мятежа декабристов Серафиму Саровскому явилась Пресвятая Богородица и повелела выйти к людям и основать монашескую общину, которую Она избрала своим земным приделом. Царица Небесная Сама обошла участок земли, отведенный для будущего монастыря, и на месте, где Она проходила, в 1829 году, накануне Троицы Преподобный начал копать (а монахини продолжили) знаменитую святую Канавку в Дивееве.
"Батюшка Серафим приказал вырыть Канавку, чтобы незабвенна была тропа, по которой ежедневно проходит Божия Матерь, обходя Свой удел. Он говорил, что Святую Канавку Сама Царица Небесная Своим пояском измерила; Канавка эта до Небес высока. Она всегда будет стеной и защитой от антихриста. О значении Святой Канавки Преп. Серафим говорил: "Кто Канавку эту с молитвой пройдет, да полтораста Богородиц прочтет, тому все тут: и Афон, и Иерусалим, и Киев!"",– говорится в писаниях о Преподобном Серафиме Саровском.
Первая Канавка была прокопана сестрами Мельничной обители на должную глубину и ширину только в пределах первых 150 метров. Размеры Канавки, которые завещал Преподобный, три аршина глубиной, три аршина шириной и три аршина высотой. Сам Серафим Саровский говорил сестрам: "Копайте, сколько сможете. После дороют".
Сестры времен Игумении Марии (Ушаковой) выкопали вторую Канавку.
В советские годы Канавка была частично засыпана, на ее месте возведены служебные и жилые строения, а рядом с ней были выстроены школа, интернат, жилые дома и сараи, ее пересекли различные коммуникации. В 1997 году с благословения игумении Сергии и под руководством монахини Рафаилы начались работы по исследованию и восстановлению теперь уже третьей Канавки. Можно было просто восстановить Канавку такой, какой она была в начале 20 века, во многих местах 1-2 аршина (около 1 метра) глубиной, шириной около 2 метров. Сделать это не представляло большого труда: все коммуникации остались бы под Канавкой, объем земляных работ небольшой и т.д.
Но матушка игумения решила, что Канавку надо делать по благословению Преподобного, что повлекло за собой массу технических и организационно сложных задач. Это множество коммуникаций под землей, которые надо было удалить из оврага, – кабели связи, канализация и др., три автомобильные дороги, которые надо было перенести. Все эти трудности пришлось преодолевать семь долгих лет.
В этой работе сестрам помогали люди из самых разных мест, все трудились с благоговением, с полной отдачей. Приятно, что наша Ижевская группа отличалась на работе в Дивеево самоотверженностью и хорошей организацией. Вот что рассказал один из постоянных участников труднических поездок в Дивеево, Владимир:
"Ещё в первой поездке монахи из Почаева сказали одной из наших трудниц: "За всех потрудившихся на восстановлении Богородичной Канавки Пресвятая богородица будет молиться и не оставит молитвами весь их род!" Вот как велика награда за эту работу. Но, прежде всего, это величайшая честь, что Пресвятая Богородица позвала нас и дозволила потрудиться в этом святом месте. Огромная радость, надежда и утешение всем паломникам, приезжающим в Дивеево, идти по той тропе, по следам Пречистой Девы, во утоление всех скорбей. Вот почему мы почитаем Канавку, считаем своей святой обязанностью работать на ней, рвем травку и цветы на память и во исцеление, берем землю с Канавки, вспоминая слова Преподобного: "Будут и к нам приезжать посетители, глинку-то с нее брать у вас на исцеление, и будет она нам вместо золота!""
Все трудности, с Божьей помощью, остались в прошлом, и спустя 175 лет сестры сегодняшнего монастыря наконец-то выполнили завет Преподобного Серафима. Святая канавка Царицы Небесной достигает длины 777 метров, глубины и ширины по 2 метра. Завершается благодатное дело. И, возможно, кому-то от этого немного грустно. Но будет новый день, который принесет и новые дела во Славу Господа.
Юлия Борина

Два капитана, или Четвертый Удел, пристанище грешных

Здравствуй, Дивеево, здравствуй!

Снова я здесь
в Твое Светлое прибыл Царство,
Горе принес свое.
Снова души недуги,
Немощь и боль свою
Деве Пречистой в руки
С плачем я отдаю.
Снова молю я Старца
- Язвы моей души
(В них мне да не остаться)
В уши Творцу вложи.
Дай исцеленье, Боже,
Грешной моей душе
- Совесть мученьем гложет,
Жизнь я прожил вотще.

Вот показались кресты и маковки куполов Серафимо-Дивеевского женского монастыря. Но что это? И колокольня, и храмы в строительных лесах.
Когда мы подъехали к монастырю, то удивление наше возросло еще больше: великое множество строителей-трудников буквально по всей территории – штукатурили и красили стены, сносили никчемные постройки советских времен, вели кладку пристроек к Казанской церкви, благоустраивали территорию вокруг монастыря.

Мирские в монастыре
Оказалось, что большая часть рабочих наемные, с их мирским стилем поведения. Отчасти это вызывало недоумение: монастырь и далекие от христианства люди. Но что мы знаем о Божием промысле? Не вразумляются ли хотя бы некоторые из них, потрудившись на святом месте?
Четвертый год подряд приезжают сюда паломники - трудники из Удмуртии. Монастырю нужна наша помощь. Разоренный и оскверненный в безбожное время, он возрождается к новой жизни. И, если Богу будет угодно, в крайне ограниченное время, оставшееся до 100-летия канонизации преподобного Серафима Саровского, все необходимые работы будут закончены, а идут они и днем и ночью.
Почти вся группа из Удмуртии работала на канавке Царицы Небесной. Земляные работы очень тяжелые. И уже нет сил, но вновь звучит «Богородице, Дево, радуйся» и приходит благодатная помощь, и новые силы вливаются в изнемогающие тела.

Благодатная помощь
После нескольких дней работы нам посчастливилось приложиться к мощам батюшки Серафима. Это было поздним вечером. Благоговейный молитвенный дух наполнял огромный, почти безлюдный храм, освещенный лишь несколькими свечами да лампадками. Несколько монахинь едва слышно творили ночную молитву. Невольно сомкнулись уста, и в душу вошли мир и покой. Господи, как хорошо здесь! Все, что было важно в том мире, сейчас казалось совершенно ненужным, суетным. Душа прикоснулась к вечности. Пусть ненадолго. Только бы сохранить это до конца дней, только бы это не угасло, не затерялось в суете житейских буден, а осталось навсегда в сердце… И естественным, неразрывным продолжением этого чудного вечера стала наша встреча с Батюшкой.
«Когда меня не станет, - сказал он перед своей кончиной, - ходите ко мне на гробик… Все, что ни есть у вас на душе, все, о чем ни скорбите, что ни случилось бы с вами… И расскажите. И услышу вас, и скорбь ваша пройдет! Как с живым со мной говорите и всегда я для вас жив буду».
Вот мы и пришли к тебе, Батюшка помолись за нас, грешных, пред Господом, попроси заступничества Пречистой! Помоги…
А на Канавке особенное удивление и желание помочь вызывали молодые послушницы, в течение всего рабочего дня копавшие тяжелейший, после дождей, грунт. Без постоянной молитвы невозможно сделать то, что легло на их девичьи плечи. И, конечно же, Сама Царица Небесная помогает им. Она всегда с ними.

Великая духовная война
Любо–дорого было видеть, как трудились не за страх, а за совесть на Канавке священники, копая тяжелую землю. Они приезжают сюда со всех концов России и бывшего Союза. Невольно тянешься за ними, и работа кипит. И вдруг осенит – да ведь мы подобны ополченцам Великой Отечественной войны, возводившим противотанковые рвы на последних рубежах осенью 1941-го под Москвой. С тем лишь отличием, что в той, прошедшей битве требовалось разбить материальную часть и уничтожить живую силу противника. А в войне, которая идет сейчас, противник бросил все силы на духовное растление нашего народа «и многих победиша».
Не случайно общественная атмосфера, которая окружает людей в миру, в повседневной жизни стала атмосферой «золотого тельца»: разврат, злоба, равнодушие к судьбе страны и соседа. Борьба идет за души людские, за их сердца. Как выстоять в этой духовной брани? Тем более что все подается под маской свободы прав человека, которая легко превращается в свободу падать в объятия пороков.
Поездка в Дивеево безусловно помогла нам укрепить наш дух. Заставила многих из нас посмотреть прежде всего на себя, на свое состояние души, более решительно продолжить духовную брань со своими грехами. Ощущение скорого Страшного Суда обострилось – слишком явны признаки конца света…
Незабываемое впечатление производит ежедневный вечерний крестный ход по святой Канавке с молитвой «Богородице Дево, радуйся». Он наполняет душу благодатной силой. Впрочем, вся атмосфера монастыря необычайна. Вся она пронизана незримой благодатью, которая призывает и укрепляет.

Два капитана
Помню, как два капитана второго ранга покупали в лавке крестики и иконки Божией Матери – Хранительницы семьи, а монахиня приобрела пять крестиков для вольнонаемных рабочих, попросивших ее об этом. И наше недоумение, появившееся сначала по приезде в монастырь о великом множестве наемных людей – строителей с мирским поведением, обернулось мыслью – просыпается в людях стремление к Богу. Слава Тебе, Господи, слава Тебе!
Виталий Богданов, 18 июля 2003 года
В редакции А. Чуракова

"Никогда не забуду эту ночь в храме": про то, как мы весело паломничали

Вот и пришли долгожданные майские праздники: может, хоть теперь спокойно посидишь-попишешь зачетный реферат, соберешься с силами и подготовишься к ликвидации "хвостов", ведь у студентов на носу зачетная неделя. Отдохнешь немного, утишая себя тем, что все библиотеки все равно не работают. Непременно найдешь полдня на шашлыки с друзьями в чьем-нибудь огороде…
Все эти планы, реализуемые студентами из года в год, пришлось изменить: мы едем в Дивеево. Набралось нас человек под сорок: те, что помладше, так сказать православные teenagers, которых представляли, главным образом, ребята из организации «Витязи», и те, что постарше.
Это была, условно говоря, вузовская и поствузовская молодежь, большей частью относящая себя к общине во имя св. мч. Татианы, которая в присутствии шумных и неугомонных teenagers чувствовала себя поначалу «умудренной опытом» паломнических поездок и почти «убеленной сединами», но недолго. Руководили всем этим грандиозным, по меркам нашей епархии, действом о. Сергий Жариков (очень терпеливый к юношескому возрасту, многие уж знают у нас его по татиянинским вечерам как «батюшку с гитарой»), о. диакон Илья Тронин (из идейных вдохновителей поездки), Александр Хлебников (как мы поняли, любимец всех «витязей», педагог по призванию и знаток дореволюционных песен) и наша Инна Смирнова (пожалуй, организатор по призванию).
А начиналось все в Невском… Заканчивалась вечерняя служба в почти пустом храме. Непрестанно открывалась и закрывалась дверь, в храме стали скапливаться мокрые молодые люди с большими сумками и зонтами. Все походило на сборы старшеклассников в лагерь. Но вот о. Сергий уж служит молебен, все стоят смирно, и в храме как-то по-домашнему уютно. Наверное, из-за дождя. Грузимся в автобус. По традиции, старой русской, не торопимся. Тронулись. Ну, с Богом! Запели «Христос воскресе…», мамы машут «витязям» руками. «Точно, как в лагерь едем», - подумала. Далее я писать много не буду: мало у нас кто не знает ныне Дивеева.
В Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском монастыре все на своих местах, только в лесах: а то как же, в 100-летие прославления преподобного Серафима Саровского вся Россия сюда потянется. Вот В. В. Путин тоже собирается… Все по заведенному порядку: экскурсия, канавка, святые источники, надолго запоминающаяся паломникам (я заметила) монастырская каша… Но уж об этом ребята сами:
Мария, 19 лет:
В поездке было просто здорово!!! Все замечательно: святой воздух, храмы, службы, пища, люди. Очень понравилось окунаться в святую воду, в источник, чувствуешь себя потом как заново рожденной. Спасибо Тебе, Господи, за то, что я посетила Дивеево, познакомилась с замечательными людьми, узнала много нового, обрела благодать на целый год, если не больше. Спасибо прп. Серафиму Саровскому!!!
Настя, 18 лет:
Меня переполняют эмоции. Их очень трудно выразить словами. Я просто хочу сказать огромное спасибо организаторам этой поездки. Все было здорово.
Аня Н., 16 лет:
В этой поездке все было впечатляюще и незабываемо. Но особенно запомнились источники, в которых ледянющая святая вода. Также канавка Пресвятой Богородицы, но одно плохо – это такое святое место (канавка), а оно не обустроено подобающим образом. Но ничего… Я надеюсь, что канавку обустроят, и будет очень красивая тропа.
Аня Ч., 16 лет:
Привет всем! Я хочу поблагодарить всех тех, кто организовал эту поездку в Дивеево. Особенно хочется поблагодарить Александра Владимировича за то, что он смог собрать хотя бы небольшую часть «витязей». Спасибо вам всем! Надеюсь, что таких поездок еще будет очень много. А вообще мне все очень понравилось, в особенности купание в святых источниках. Спасибо организаторам! А с Вами, Александр Владимирович, мы еще увидимся! До встречи в «Витязях». Надеюсь всех увидеть вновь. Пока!
Одним словом, все было так, да не так. Весело было. И не так весело, когда забываешь за шутками о молитве и святости мест, где находишься. А радостно. Идешь и чуть подпрыгиваешь: хо-ро-шо у тебя, батюшка Серафим!
Отец Сергий и отец Илья служили в Троицком соборе. А мы с ребятами переглянемся: радостно как, наши служат. И причащались мы вместе. Каждый думал, пожалуй: «Только пост кончился, какой уж тут говеть. Верно, мало кто будет причащаться». А вышло наоборот: в четыре чаши причащали иноков и паломников. И мы стоим в толпе. Задуматься: с одной Чаши причащаемся, и во мне и в них – один Христос. Вот и выходит, что мы по Крови Христовой, вроде, родные.
Но больше всего запомнилось мне другое совсем. Спать нас послали в скит, больше негде было. Едем, едем… Развернулись… Заблудились, вроде. Но вот уж дремлющие, доехали. А вышли, весь скит – один храм. Да и тот в темноте еле виден. «Витязей» отправили было со спальниками ночевать в храме, другие в автобусе решили еще ночь провести. А «витязи» забираются обратно в автобус: жутко одним-то в храме, говорят. Посмотрели мы на них и решили: а и то интереснее, и ноги протянуть можно (в прямом смысле). Айда в храм. С сумками, сонные мы и «завалились» в храмовый притвор. И замерли: чудно как! Полумрак, тлеющие лампадки, паркетный пол… Как домой пришел. И все святые на тебя смотрят, а кроме них и спящего уж на клиросе паломника из таких же бездомных, как мы, никого-то и нет. Только наши мальчики еще в правом приделе в полголоса читают усердно последование ко причастию.
Опытные паломницы Юля и Оля (а всего им обеим лет по семнадцать) уж на солее устраиваются, здесь хоть ковровое покрытие. Дочитали молитвы при лампадах (совершенно особая молитва вышла, ничего почти не видно, а все же – в храме Божием читаем) и так и легли рядком под свои же кофты и плащи. Лежишь так перед местной иконой преподобного Серафима, кто-то еще все покаянный канон читает. Мерцают лампадки, и сна ни в одном глазу. Вот уж скоро светать начнет, спать-то нам всего ничего, часа четыре, а не спится. Лежишь и думаешь: мало человеку надо, а он все ищет, мучается. Хорошо у тебя, Господи! Совру, если скажу, что не замерзли. Чуть не околели (особенно братья наши с одной-то простынкой), но как-то выспались. Только запомнится эта ночь надолго-надолго не потому, что было холодно. А потому, что… тепло.
Ирина Трифонова

Дивная обитель

Смуглые от времени деревянные избы, заборы, свежие новострои, серенькие курочки, деревенские беспородные кисы… Домики-домишки вдоль проселочной дороги, окошки в наличниках. Между рамами – прошлогодняя вата, бумажные цветы, пасхальные писанки… Где, может, мелькнет за куцей занавеской икона в углу, а в остальном все обычно. Посмотришь и задумаешься: отчего только сельцо это зовется так мудрено – Дивеево? Пыль да подорожник, речка не речка - так, что и название у прохожего спросить лень. Блестит, как тусклое серебро, тихо так. А за прибрежным ивняком вдали – серые купола. Манят к себе – будто беззвучный благовест рябью по воде до сердца добежал. Откликаясь, сбежишь с дороги в овраг, выберешься по мокрой траве, встанешь во весь рост… Дивен Бог во святых Его! Дивны обители земли русской!
Стоят храмы над водой строгие, молчаливые, тянутся в небо золочеными крестами. Дух захватывает от близости их величия, и шелохнуться боишься: вдруг малейшее движение нарушит что в этом видении – мигом и воздух станет менее прозрачным, очертания колокольни менее ясными, уйдет сердечный трепет и обратиться все в хмурый провинциальный пейзаж. А между тем места эти прославлены подвигами многих угодников Божьих и избраны Самой Царицей Небесной наряду с уделами Ее – Иверией, Афоном, Киевом. Еще во второй половине XVIII в. началась эта история.
Около 1760 г. в Киево-Флоровский монастырь прибыла богатая дворянка, молодая вдова полковница Агафья Семеновна Мельгунова. Здесь она приняла монашество с именем Александры и вскоре, по Божьему промыслу, сподобилась видеть Пресвятую Богородицу, указавшую: «…Иди на север России и обходи все великорусские места святых обителей Моих, и будет место, где Я укажу… прославлю имя Мое там… осную такую обитель великую Мою, на которую низведу Я все благословения Божии и Мои, со всех трех жребиев Моих на земле: с Иверии, Афона и Киева».
По совету старцев монастыря и с благословения своего духовника мать Александра отправилась в странствие, сведений о котором не сохранилось… По показаниям старожил, шла она из г. Мурома в Саровскую пустынь, не доходя 12 верст, остановилась на отдых в с. Дивееве. Здесь-то и явилась ей вновь Богородица, сказав: «…это четвертый жребий Мой во вселенной. И, как звезды небесные и как песок морской, умножу Я тут служащих Господу Богу…». Вскоре трудами матушки Александры явилась здесь женская общинка, стала расти.
Тогда-то духовное попечение о дивеевских сестрах и взяли на себя Саровские старцы, среди которых был преподобный Серафим, угодник Божий, чтимый ныне всею Россией. Слова же Пресвятой Богородицы исполнились и исполняются по ныне: в начале XX в. был здесь уже необычайно большой женский Свято-Троицкий монастырь, в котором подвизалось около тысячи насельниц. Как говорил неустанный труженик о нуждах ее батюшка Серафим, «еще не было и нет примеров, чтобы были женские Лавры, а у меня, убогого Серафима, будет в Дивееве Лавра…».
В 1903 г. Святую обитель по случаю торжеств, связанных с обретением мощей прп. Серафима, посетила царская чета. Николай II был в числе несущих раку в Свято-Троицкий собор. Здесь же Царственным супругам случилось услышать пророчество о предстоящем рождении сына и о их будущем мученичестве: блаженная Паша Саровская приняла их в своей избушке и, усадив на пол, много говорила им тогда непонятого никем… А в дорогу, говорят, подала Императрице лоскут кумача со словами: «Вот тебе сынишке на красные штанишки… Родится наследник – всему поверишь»... А помнит ли читатель строки, написанные непрестанно поминаемым А. С. Пушкиным в период болдинской осени 1830 г.:

«Твоим огнем душа палима
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе серафима
В священном ужасе поэт»?

Поверьте на слово, занятные строки. Говорят (и об этом на Центральном телевидении был спецрепортаж), пушкинисты знают, как наш Александр Сергеевич провел каждый свой день, а вот после 31 августа 1830 г. есть в его биографии белое пятно, размером в 9 дней… Это дает повод к домыслам, оставляет за исследователями право предполагать что бы то ни было. Так или иначе, Болдино, Нижегородское имение родственников А. С. Пушкина, находилось очень недалеко от Сарова и Дивеева, и ныне паломников встретит у дороги к монастырю указатель «Болдино». Потому появляется и повод думать, что славный поэт посещал сии святые места, а может статься, и с самим преподобным встречался за два года до кончины того… Тогда, возможно, строка известного стихотворения несколько изменится: «И внемлет арфе Серафима…»? Увы, не все мы можем узнать.
Но очень многое из истории обители прекрасно было описано в начале XX в. архимандритом Серафимом (Чичаговым) в летописи Серафимо-Дивеевского монастыря. Работа эта была недавно переиздана, и теперь благочестивые читатели могут найти ее в продаже на территории монастыря. Но книге редко удается передать живое чувство святыни. Купола над водой, почти осенняя прозрачность воздуха, неустанные богомольцы, десятки трепетных лампад над ракой батюшки Серафима, ручные совсем голуби и монастырская каша...
Святая Канавка, по которой, по завету Самой Матери Божией, и детей малых в колясках везут с молитвой, святые источники, к которым со всей России едут за исцелением. Жаль душу, которая не услышит, не коснется душою благодати дивных мест сих. А кого сподобил Господь, так тем и дома еще долго-долго слышится станет беззвучный благовест, зыбью речной коснувшийся сердца.
Ирина Трифонова

И кто слабым был – сильным стал, а кто сильным был – стал еще сильней…

Крестный ход: Екатеринбург - Дивеево

- Отец Александр, скажите, ну что же мне написать-то о крестном ходе? - Правду.
Поселок Игра, четвертый день пути по Удмуртии "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас" - шагают ноги. Поют молитву эту сначала братья, им вторят сестры. В колонне строгий порядок, поддерживаемый руководителем и духовником хода, протоиереем Александром Петропавловским. Впереди идут братья и духовенство – по двое, за ними сестры – по трое. В руках первых – хоругви, православные знамена, глядя на которые у прохожих захватывает дух. За ними несут святыни земли Русской – иконы, чудесные, массивные, на больших носилках.
Преподобный отец ох, вот здесь благодать на меня сошла – в карман ее, а вот на этом месте что-то не очень, в другое перейду. А сегодня вообще неудачный день – ничего что-то не сходит, не буду службу до конца стоять…» А ведь и правда, часто именно так мы в храм и ходим – зайчиков ловить, а не вникать в великий смысл божественной литургии.
Заходим на ночлег в Большую Чепцу. Бабушки старенькие, родные, встречают с иконами, с хлебом, с парным молоком, с пирогами, даже с пасхальными крашеными яйцами. Благоговейно, со слезами проходят под святыми иконами – и мы вместе с ними плачем и кланяемся по-русски в пояс. Русь народная, старинная просыпается в нас, и это получается легко, естественно.
Подходим к храму – старая, потемневшая, но целая деревянная церковь. Колокола звонят, заливаются, созывают народ. А люди стоят вдоль обочин – кто кепку снял, кто робко крестится, а кто семечки грызет. Дети, как и во всех последующих селениях, стоят раскрыв рты. Но в храм за нами идут немногие – много званых, да мало избранных…
Серафим Саровский чудотворец и семья святых Царственных мучеников – Николай, Александра, Алексей, Ольга, Татиана, Мария, Анастасия. Год столетия со времени прославления святого Серафима Саровского – по всей земле Русской идут пять крестных ходов в Дивеево, один из них вышел из Екатеринбурга, от храма на Крови и проходит по нашей земле. 16 июня его участники перешли границу между Пермской областью и Удмуртской Республикой. Иконы, знамена, священники, братья и сестры – вместе, это малая община, общность, единение – Церковь. И не люди иконы несут – наоборот, иконы людей ведут вот этим самым крестным ходом через всю Россию. И только когда сам, своими ноженьками идешь за этими иконами по 25, 30, 40 километров в день, тогда только понимаешь, откуда и куда ведет сей крестный путь.
От всепоглощающей лени задуматься над тем, кто мы такие, туда, где, переболев ногами, горлом, обмозоленными пятками, обгорелым от солнца лицом и всеми своими болячками, которые тут и всплыли, и непрестанно повторяя Иисусову молитву (до 2000 раз в день), вдруг понимаем: без Бога мы – никто. Потому что только эта самая молитва к Нему, вот эти семь слов, произносимые ежеминутно сотней таких разных голосов, как одним голосом, творят чудо – мы идем! Хотя нельзя идти – все, все, все болит.
Остановка в пути, привал – и ни единым членом уже двинуть невозможно. Но голоса идущих рядом подхватывают меня: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Эти слова охватывают ненужные мысли, мощной силою вытесняют их и проникают во всю меня. «Странное дело - это во мне душа» - вспоминаются слова из современной песни. И уже нет больных рук и ног – есть я и молитва. И я пою ее во весь голос, какой только есть в моем теле. Потому что это все, что я имею сейчас, чтобы отдать Тому, Кто только что совершил со мной чудо.
Хочу слушать отца Александра, строгого и справедливого руководителя, и слышать, и понимать каждое его слово о вере православной, об истории, о старине, о людях. Как-то в разговоре он сказал замечательные слова: «Православные молитвы в храме поймет только тот, кто действительно хочет понять. Для этого нужно просто внимательно слушать, не пропускать ни одного слова, стараться, и раз, и два, и три. И поймет тот, кто делает усилие над собой. А не тот, кто пришел в храм солнечных зайчиков ловить.
17 июля в Ижевске состоялся крестный ход в память убиенной царской семьи. В крестном ходе приняли участие многие прихожане ижевских храмов и духовенство. Крестный ход завершился молебном у креста на Северном кладбище Ижевска, где будет строиться храм в честь Царственных мучеников.
Раба Божия М.

Война или затишье перед Армагеддоном?

Посвящается десятилетию Дивеевской обители, и прославлению Царской Семьи

В Священном Писании говорится о последних днях, когда весь мир погибнет, спасется только немного праведных людей. Только один Бог знает, когда же все окончательно сгинет. Однако начало конца уже на пороге. Это происходит с каждым человеком в отдельности. Почти каждый человек рано или поздно становится перед выбором – Свет или тьма.

Дивеево
Станет Канавка от земли до неба... «Когда-то век кончится, сначала антихрист с храмов кресты начнет снимать да монастыри разорять и все монастыри разорит. А к вашему-то подойдет, подойдет, а Канавка-то станет от земли до неба, ему и нельзя к вам взойти-то. Нигде не допустит Канавка, так прочь и уйдет».
Своими стопами прошла здесь Матерь Божия вместе с преподобным Серафимом. Он и благословил инокинь и послушниц вырыть Канавку. Три аршина шириной, три глубиной да вал земляной такой же насыпать в три аршина. За этой восьмисотметровой границей и встанет в конце времен последняя твердыня Православия.
«Время придет такое у вас, - говорил преподобный Серафим, — что ангелы не будут поспевать принимать души, а вас всех Господь сохранит...». Говорил он своим послушницам, а услышали теперь и мы. Может быть, нас эти слова касаются в первую очередь.
Сестры обители рыли Канавку в 1829-1830 годах.

Загадочное Дивеево
От Ижевска до Диеево примерно 18 часов хода па автобусе. Без остановок и того меньше. Автобус «Скання» с группой паломников из Удмуртии подъезжал к селу па рассвете 23 июля 2001 года. Пассажиры мирно спят, а ночное шоссе, освещенное дальним светом автобуса, неслось навстречу. С дороги, в воздух поднимались какие - то большие птицы. Вокруг ночные, беспроглядные просторы полей. Вдруг, позади автобуса мелькнул свет, раздался очень громкий сигнал (как от огромного грузовика). Опытный водитель нашего автобуса дрогнул, автобус качнуло в сторону... Из - за автобуса вынырнул сорванец на мотоциклетке, показал пальцы на американский манер и рванул вперед, распугивая ночных птиц.
Не доезжая двести, триста метров до монастыря наш автобус сломался - полетел ремень генератора.

Дивеевский Свет
Светало, когда мы все же добрались до Обители. Автобус устало причалил на площадку, откуда видна святая канавка и храм Преображения - небесно белый, темные купола, золотые византийские кресты. Храм потрясает своей мощью, красотой и величием. Он весь устремлен в небо! Не далече виден Троицкий храм нежно зеленого цвета, в нем покоятся мощи преподобного Серафима Саровского чудотворца. Впереди Троицкого храма грандиозная колокольня. Площадь между храмами и колокольней - благоухающий сад. Столько цветов я вижу впервые в жизни! Каждый цветок и каждый стебелек с любовью ухожен руками послушниц.

Святая Канавка
Размяв руки и ноги, дождавшись окончательного наступления утра, мы идем на святую Канавку. Она представляет собой ров в виде трапеции, глубина больше двух метров. По внутреннему периметру Канавки - вал, высотой тоже больше двух метров, он также похож в разрезе на перевернутую трапецию. Все сооружение огорожено высоким металлическим забором. Вдоль Канавки, почти внутри вала растут исполины - деревья. Их сажали в прошлом монахини. Вал усажен травой и молодым крыжовником. По всей длине Канавка еще не восстановлена, возведены только три участка от 70 до 45 метров длины каждый.
Первый участок (около 70 метров) Канавки восстановлен. В начале Канавки стоит Распятие, у подножия вазы с цветами. Паломники идут по дорожке рядом с валом, справа высокий забор, за ним вал, за которым Канавка Царицы Небесной. Через 70 метров Канавка поворачивает влево, и тропинка проходит по бывшей территории школы (школа построена в советское время, по ее территории проходит Канавка). Справа, восстанавливаемая монастырская гостиница и бараки. Этот участок Канавки будет восстанавливать наша группа. По завершении, у следующего поворота влево - снова Крест. Далее - с одной стороны территория все той же школы, справа дорога. Впереди – прямо на Канавке стоит электрощнтовая, которую переносят за пределы. Далее - участок восстановленной Канавки. Затем, слева идут сараи, а справа бывшие монашеские кельи, превращенные ныне в трущобу - барак. Еще дальше - территория школы-интерната, по правую руку - сквер из вековых деревьев. В конце этого участка растет могучая, огромная лиственница. Это дерево посажено монахинями в честь рождения Цесаревича Алексия у Российского Царя Николая Второго, всю Семью которого потом зверски убили в 1918 году в Екатеринбурге. Место это является святым, оно связано с Царской Семьей, с возрождением России. Интересно, что смола лиственницы необычная, она красная - похожа на кровь.
После лиственницы – справа бараки трущобы, слева забор школы интерната. Впереди выгребные туалеты, испускающие зловоние - они вырыты прямо на святой Канавке! После последнего поворота, восстанавливаемый участок, он должен замыкать всю Канавку. На этом участке тоже будут трудиться паломники из Удмуртии. Напротив этого участка монастырский сквер, сохранивший еще атрибуты советского периода, там стоят какие то стэллы.
Проходя по Канавке, ощущаешь Святость и в то же время горечь за поруганную Русь.

Огонь источников
Недалеко от обители бьют святые источники - основательницы монастыря матушки Александры и источник Иверской иконы Божией Матери. Немного дальше - на севере от обители находится источник Казанской иконы Божией Матери. У источников построены купальни, где можно полностью раздеться и окунуться три раза, - во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.
У источников всегда многолюдно - кто стоит очередь в купальню, другие набирают воду во всевозможные сосуды, многие пьют тут же, некоторые обливаются или умываются святой водой. Вода очень холодная, даже обжигает!
Источник батюшки Серафима находится далеко в лесу. Туда нужно ехать на автобусе минут двадцать. Подъезжая к источнику, видим много автобусов, автомобилей с номерами с разных регионов России и зарубежья. Здесь православные со всего мира - Украины, Эстонии, Румынии, Молдавии и со всей России! У стоянки бойко торгуют иконами, свечами, сувенирами, пирожками разные торговцы. За ними зыбкий мост через стремительную и прозрачную реку, образуемую источником. Сразу за мостиком келья для служителей часовни. Чуть дальше виден прудик, который образует святой источник. Почти в прудике стоит деревянная часовня, в ней горят свечи. Над прудиком вздымается живописный лесистый холм, внизу которого и бьет источник Серафима Саровского. На склоне холма над самым источником стоит Распятие с образом батюшки Серафима. У источника устроена купальня на два отделения: «Братья» и «Сестры». Здесь так много народа! - Набирают святую воду. Огромная очередь в купальню. Многие купается прямо в прудике. Вокруг льется красивая песнь - молитва. Где - то вздыхают от окунания, кто - то завывает, плач ребенка, радостные вскрики и вздохи.
Вот мы в купальне, кажется, что вода в купальне светится снизу таинственным, зеленым светом. По деревянным ступеням сходишь в воду и окунаешься с головой три раза - захватывает дыхание, сводит ноги. Затем по всему телу идет огонь. Температура воды примерно плюс четыре. К источнику тянется много больных – катят женщину на инвалидной коляске, друзья ведут ковыляющего юношу, рядом другая семья: сын держит больного отца, а жена льет ему на неходячие ноги святую воду, женщина с синюшными, опухшими ногами ходит по воде со словами: «Батюшка Серафимушко, исцели мои ноженьки!» Здесь каждый желает исцелить безнадежную болезнь души или тела чудом. Конечно, человеку дается только по ВЕРЕ.

Маленькое ЧУДО
Рассказ паломника. «Я впервые был в Дивеево, впервые вообще в святом месте. Многим в этой поездке было так тяжело, особенно на вечерней службе в Троицком храме, куда мы пришли в этот же день, когда приехали в монастырь. Только верующий человек знает, что такое молитва. Это духовный труд, порой физически очень тяжелый. Особенно в таких святых, намоленных местах чувствуешь груз своих грехов буквально как камень за плечами - невыносимо тяжело. К этому еще добавилось то, что я практически не спал двое суток и нелегкий автобусный рейс в жару. Я вошел храм со страшной головной болью (это мой бич - давление и спазмы). Такие боли, до этого случая обычно снимал таблетками, но сейчас они не подействовали.
Через полтора часа службы силы стали окончательно покидать меня. Я почти падал от боли и слабости. Подозрительные, убаюкивающие мысли стали, откуда - то лезть в голову: «Выйди из храма, полежи на травке, поспи, для чего тебе здесь мучиться? К чему тебе стоять четыре часа на ногах в духоте?» Я почти бредил, но нашел силу воли и сказал мысленно: «Я никуда не выйду, я буду стоять до конца службы. Мне все равно, пусть я получу инсульт, и меня парализует, но я не выйду из храма!» Мысленно я призвал Богородицу: «Богородица, Святая Матерь Божия! Помоги мне, укрепи и исцели меня!» Слезы хлынули из глаз моих, я плакал от бессилия и боли. Сквозь туман слез я видел белоснежные стены храма, уходящие под самое небо, иконы, мерцающие лампады над ракой с мощами Серафима Саровского. Под белым, как облака куполом, льются ангельские голоса инокинь - поют молитву. Время от времени я почти падал.
Вдруг я почувствовал, что меня держат за плечи, я оглянулся по сторонам - никто не прикасается ко мне, однако я чувствовал, как меня поддерживают. Внезапно ушла головная боль, совсем. Я почувствовал прилив бодрости и сил. В голове стало ясно, как будто я выспался. Я догадался, что Богородица услышала меня. Радость охватила меня, я стал благодарить Царицу Небесную и Бога! С тех пор, когда у меня начинает болеть голова, я обращаюсь к Богородице, читаю молитву, и голова перестает болеть».
Вот такой необычный рассказ я услышал от паломника, пожелавшего остаться неизвестным! Спустя год, я снова встретил этого человека, и он сказал, что головные боли теперь не появляются у него вовсе, разве что когда простудится.

Полеты братьев в храме Преображения
Нашей группе улыбнулась удача - нас попросили помочь разобрать строительные леса внутри храма Преображения. Там заканчивали ремонт к празднику. При входе в храм мы были поражены тем величием, красотой и размером. В центре стояли леса, уходящие высоко под купол (около 30 метров – 10-ти этажный дом). Их то и нужно было разобрать и вынести. Разбирали сверху, а цепочка из людей передавала разобранные леса сверху вниз. Многим удалось в этот день высоко подняться в храме под куполом - это радостное чувство. Леса ходят ходуном, ты стоишь на огромной высоте в храме. Заполняет возвышенное чувство и чувство ответственности - не дай Бог уронить тяжеленную металлическую трубу! Нужно было передавать трубы и доски вниз двумя руками, да еще при этом держаться па огромной высоте, на площадке из трех досочек. Так мы «полетали» на некоторое время!

Братство восстанавливает Канавку
Поездка в Дивеево для Братства во имя святого благоверного великого князя Александра Невского - вторая. Основная цель паломничества - восстановление святой Канавки Царицы Небесной. Группу паломников по благословению Архиепископа Ижевского и Удмуртского Николая возглавил председатель совета Братства иерей Виктор Сергеев. Группа из Удмуртии трудилась в основном на двух участках Канавки. Один почти завершен, другой только начали восстанавливать, именно на новом участке, и трудился автор этих строк. Также наши земляки трудились в трапезной, в больнице, в библиотеке и на других послушаниях.
Один из участков святой Канавки, который замыкает весь периметр почти готов. Именно на этом участке трудились священники из Удмуртии – Виктор Сергеев и Михаил Карпеев. Кстати, Канавку благословлено копать только священникам и монахиням, миряне могут строить вал и выполнять другие работы вокруг Канавки. Миряне из Удмуртии на этом участке достраивали вал, укрепляли его, трамбовали и поливали водой, затем обкладывали опалубкой и укладывали дерн. За святой Канавкой требуется постоянный уход. Ее восстанавливают только четвертый год, и поэтому на Канавке еще не везде укрепился дерн, не везде посажен крыжовник. Иногда из-за плохой погоды канавка размывается или осыпается. Однако, те участки святой Канавки, которые восстанавливали наши паломники, оказались более устойчивы и надежны.
Другая группа Братства, в которую входил автор этих строк, начала освоение нового участка Канавки. Он располагался на территории школы, построенной в советский период. Сейчас начато строительства нового здания школы, что и позволило начать восстановительные работы. Сперва мы копали шурфы (яма глубиной около двух метров со строго вертикальными стенами), для того, чтобы более точно определить историческое местоположение Канавки. Когда раскапываешь грунт, необычное чувство - ты прикасаешься к святыне, ты видишь историю в разрезе земли.
Сначала грунт состоит из сплошного строительного мусора - битый кирпич, камни, стекло. Затем, мы наткнулись на какие то кабели, их пришлось рубить. Затем, видимо на самом дне Канавки, снова камни. Они покрыты плесневелыми отложениями – здесь лили помои. Запах, такой - же, как при чистке засоренных труб на кухне. После всего этого идет чистейшая земля - суглинок, в разрезе шурфа вырисовывается профиль святой Канавки.
Грунт Канавки не впитал в себя безбожескую грязь! Также в чистом грунте растут корни вековых деревьев, они плавно огибают профиль Канавки, не внедряясь в коммунистические нечистоты. Святая земля сохранила свою чистоту до наших дней! А деревья являются свидетелями и ориентиром Канавки. Их садили монахини еще в прошлом веке. Сейчас они достигли гигантских размеров, их можно обхватить только вдвоем.
После того, как был вырыт шурф, инокиня Римма (она ответственная за восстановление Канавки) определила центр святой Канавки. На следующем этапе Братство начало возводить вал, а монахини приступили к раскопке. Братья строили опалубку, готовили сруб из бревен для основания вала и возили землю, затем трамбовали ее. Земли для этого требуется очень много, ее привозили машинами. Параллельно строились защитные сооружения для вековых деревьев, так, как они попадают на территорию вала. Итак, Канавка восстанавливается!

Дивеево - Удмуртия – Москва - Русь!
Когда трудишься на Канавке, реально осознаешь, что именно здесь решается СУДЬБА РОССИИ. ВОЗРОДИТСЯ КАНАВКА - ВОЗРОДИТСЯ РОССИЯ. Таинственная связь между Дивеевской Канавкой и Удмуртией открылась мне не сразу. Мы узнали, что монахиня Римма родом из Удмуртии, затем я узнал, что организованно восстанавливают Канавку - паломники из Удмуртии, точнее - Братство во имя святого благоверного великого князя Александра Невского. Конечно, на Канавке трудятся паломники со всей России и из-за рубежа, но основные строители - из Москвы и Удмуртии. Затем, уже в Ижевске я узнал, что в селе Норья строится второй в России, первый в Удмуртии Мало - Дивеевский монастырь. Монастырь уже действует, в нем хранятся частицы святых мощей преподобного Серафима Саровского.

Пчелки из Удмуртии
Не смотря на огромную занятость, инокиня Римма нашла несколько минут и ответила на мои вопросы:
А. С. Чураков:
- Матушка Римма, расскажите, пожалуйста, историю восстановления Канавки.
М. Римма:
- Ее начали восстанавливать в августе 1997 года. Первый участок взяли в 75 метров, два года, наверное, копали. Потом дали нам второй участок - около больницы 45 метров - ваше братство с отцом Виктором здесь уже помогало. И третий участок около школы - интерната, также 45 метров. А нынче вот дали еще 42 метра около школы. Вот, потихоньку так и копаемся.
Мы копаем там, где освобождают коммуникации. В протяжение всей Канавки были проложены коммуникации.
А. С. Чураков:
- Приезжают ли другие большие группы работать в Дивеево?
М. Римма:
- С Москвы иногда приезжают - там делают объявления и желающие приезжают. Работа у нас, конечно, тяжелая. Кто сколько выдержит, столько и работает. Ну, ничего, слава Богу, потихоньку делаем.
А. С. Чураков:
- Что дает православным людям послушания во славу Божию?
М. Римма:
- Батюшка Серафим сказал: кто поможет моим сироточкам, того, и я не оставлю. Верим его словам: кто нам помогает, они будут под покровом Божией Матери и Преподобного Серафима.
А. С. Чураков:
- Нуждается обитель в помощи паломников?
М. Римма:
- Конечно, да. Например, ваше Братство очень сильно помогает, очень чувствуется помощь. Потому что вас много, и вы как пчелки потрудитесь и уедете. И получается большая помощь от Братства.
А. С. Чураков:
- Наверное, нужно, чтобы чаще люди приезжали?
М. Римма:
- Вообще, да. Но это, наверное, дорого для вас. Люди отрываются от основной работы, уж как Бог даст - так и работаем.
А. С. Чураков:
- Я слышал о юбилее, который празднует Обитель в этом году.
М. Римма:
- Десять лет назад обрели мощи преподобного Серафима. И нынче вот мы празднуем юбилей.
А. С. Чураков:
Монастыря до этого момента не было?
М. Римма:
Да, монастыря не было, просто был приход. Перенесли Мощи, потом, к осени нам уже выбрали матушку игуменью. Она с Рижского монастыря. Она у нас очень деятельная, и все строительные работы у нее на плечах - это самое тяжелое.

Интервью с братьями
Корреспондент:
- Что Вам даст поездка в Дивеево?
Быстров Сергей (Научный сотрудник):
- Хочется поработать во Славу Божию, сделать что-то не для кармана, а для души.
Андрей (Предприниматель):
- Много, что дает. Это завещание нашего батюшки Серафима: «Русь, храни веру православную». Это забота о тех местах, где подвизался наш прославленный батюшка.
Григории (Пенсионер):
- Когда я собирался в эту поездку, то молил Бога, чтобы сподобил меня, немощного, поработать на святой Канавке. Ну и теперь, в меру сил, тружусь. Все-таки есть какая-то отрада, что работаешь, хоть и немного, но во славу Божию.
Александр (работает слесарем на предприятии):
- Конечно, поездка в Дивеево - это, прежде всего труд во славу Божию.
Павел (Сотрудник мебельной фабрики):
- В Дивеево я уже второй раз, ощущаю приток духовной силы и здоровья. Тем, кто работает на Канавке, дается благодать на всех родственников, и, я надеюсь, на всю нашу деревню. Надеюсь, что они молятся за меня, чтобы у меня не было искушений. Дай Бог, чтобы в нашу деревню Верхний Женвай пришла благодать.
Владимир (сотрудник фирмы):
- Я думаю, невозможно подобрать слов, чтобы описать те ощущения, которые испытываешь во время таких поездок. Чувствуешь что-то необычайное, но описать этого не можешь. Это укрепление в вере.

Духовное очищение
Очищение происходит со всеми, кто приезжает в Дивеевскую обитель. Работая во славу Божию (для Бога), люди могут работать сверх своих физических сил. Это отметили многие паломники. Труд в Дивеево есть молитва! Наверное, каждый ощутил, как Сама Богородица и батюшка Серафим заботятся о трудящихся. В этой поездке каждый смог увидеть драгоценные качества других людей. Многие научились прощать недостатки другим, старались не лицемерить. Паломники смогли показать свое чистое, доброе сердце.
В обители я сразу стал чувствовать и осознавать то, что есть во мне плохого и хорошего. Грехи и недостатки выпазят наружу и бегут от тебя, - главное увидеть это. Никто ни на кого не обижается, недостатки покрываются с любовью, и это прощение воспитывает людей. Десять дней, проведенные мною в Дивеево, изменили меня. Многое мне открылось: - политика, стремление людей к власти, стяжание, деньги, привычные развлечения, пустые разговоры – все это бесполезное прожигание драгоценного времени! Я еще раз убедился, что для человека главное - стремление к Богу, кротость и смирение, вера и надежда, семья и дети, труд и любовь, а все остальное - приложится.

Молитва трудом
Труд в Обители очень тяжел, - особенно на Канавке. Находясь в уютной квартире, или в комфортабельном офисе за компьютером не верится, что я смог осилить такую тяжелую работу. Подъем в 6. 30., начало работы в восемь, конец работы в 19.30. До постели добирались уже за полночь. Все время стояла жара выше 30. С людей катил пот, как дождь. Одежда промокала насквозь, затем белела от пота.
Условия у послушников спартанские – все «удобства» па улице, умываться на улице (вода очень холодная). Баня - в субботу. Однако Братство часто посещало источники, а некоторые и на речку ночью ходили купаться. В общем, испытания для людей по полной программе. Не смотря на аскетичную, монашескую жизнь всегда было желание работать, силы приходили снова и снова. Люди испытывали настоящую радость от труда. Каждый знал, что трудится для своих родных, для Удмуртии, для всей России, для Бога!

Монастырская трапеза
Трапеза начинается и заканчивается молитвой. В Обители несколько трапезных: для трудящихся, для паломников, для гостей, для монахинь и праздничная трапезная для духовенства.
Кормили нас три раза - обед, полдник и ужин. Пища - очень простая, но очень вкусная - каша, макароны, рыба, суп, свежие овощи, лук, чеснок, компот, кисель, чай из березовой чаги, квас, печенье.
Особенно всем запомнился праздничный обед первого августа в день десятилетия обретения мощей преподобного Серафима. Этот праздник для Обители - второй по значению после Пасхи. Обед состоял из вкуснейшей ухи из осетров, салатов из овощей, свежего вареного картофеля, тунца холодного копчения, арбуза, булочки с маком.

Возродится Канавка -возродится и Россия!
Во время работы на Канавке мимо нас прошли тысячи людей - паломников. Они шли вдоль Канавки с молитвами. Кто - то из них подбегал к нам и помогал - хотя бы принести горсть земли, другие оставались работать на целый день. Вместе с нами восстанавливали Канавку православные из Украины - двенадцатилетний Дима с отцом, старичок из Подмосковья. Бригадиром на нашем участке работал красивый, сильный брат Леонид. Он здесь уже третью неделю работает, а приезжает сюда с семьей каждый отпуск. Родом он из Оренбурга, специальность - военный инженер.
Многие паломники, побывавшие в Обители, вновь и вновь приезжают сюда, некоторые остаются здесь надолго. Так, один из наших Братчиков - Александр, остался работать на несколько месяцев. Здесь, в Обители, все называют друг друга: «Брат» или «Сестра». Остро понимаешь, что именно здесь происходит объединение всей России.

Инокини - кто они?
Для меня это осталось загадкой. А тем более - неверующим читателям не понять тех людей, которые посвятили свою жизнь только Богу.
В монастырь принимают далеко не каждую девушку. Принимают послушниц по указанию Самой Богородицы. Инокини девицы одеты во все черное, открыто лишь лицо и кисти рук, а женщины монахини в белых апостольниках. Лица насельниц необычайно красивы, светятся изнутри. И в то же время какая - то необъяснимая печаль или грусть у них в глазах за весь наш безумный мир. Говорят, что монахи - земные ангелы или небесные человеки! Много инокинь занимаются строительством или копают Канавку. Однажды мимо меня прошла монахиня в серых, строительных одеяниях с кувалдой на плече. «Нам не привыкать» - сказала она..
Когда мы закончили копать шурфы - пришли монахини, что бы продолжить восстанавливать Канавку. Инокини копают лопатами, разбивают плотную землю киркой - труд тяжелейший. Но именно женскими руками должна быть восстановлена святая Канавка.

Сон превратился в явь
В субботу 28 июля, по благословению матушки Риммы, нам – Владимиру и Александру разрешили подняться на колокольню Обители для видео – фотосъемок.
Высота колокольни 70 метров (примерно 20 этажей). Я впервые в жизни поднимался на колокольню. Внутри колокольня выглядит сурово - полумрак, крутые шаткие лестницы, свисающие веревки, балки перекрытий.
Колокольня состоит из четырех ярусов, на третьем расположена звонница. Здесь расположен некий инструмент, с помощью которого управляет огромными колоколами молодая монахиня Елена. Внизу педали для больших колоколов, вверху как бы струны, уходящие, к маленьким колоколам.
Сестра Елена начинает отбивать зазывную на службу - самый большой колокол. Затем Елена ударяет по «струнам» и льется малиновый звон, такой пронизывающий, чистый, радостный и красивый, что дух захватывает. При этом не закладывает уши и не глохнешь! Нам разрешают подняться еще на один ярус - последний. Можно подниматься только по одному. Я поднимаюсь после Володи. Вверх ведет лестница, сделанная из металлических прутьев, пролет метров семь под углом примерно семьдесят градусов. Я лезу вверх, лестница покачивается, мне мешает сумка справа и спереди еще фотоаппарат болтается. На полпути я вижу, что лестница не кончается площадкой, а упирается в стену! Чтобы попасть на верхний этаж нужно сделать шаг в сторону. И тут меня ровно молнией ударило, я это уже видел много раз! Видел во сне, мне снилась эта лестница примерно в 1993 - 96 годах, очень часто! Именно эта лестница, качающаяся, шатающаяся и упирающаяся в стену! Только теперь я понял смысл этого сна - Господь звал меня за Собой, чтобы я увидел Святую Землю Русскую!
Забравшись на последний ярус и поднявшись еще по одной деревянной лестнице к окну колокольни, я сделал несколько снимков. А колокольный звон не умолкал, чистый звук пронизывал все вокруг, и меня тоже. Мне было радостно и страшно оттого, что я поднялся так высоко! Сон стал для меня явью.

Десятилетие Обители
Первое августа праздник обретения святых мощей преподобного Серафима Саровского. Братство встретило этот праздник в Дивеево, в Преображенском храме. Интересно, что во время службы взорвались несколько ламп на паникадилах, многие это расценили как особый знак.
На Божественную Литургию утром практически невозможно было попасть - народу очень много. У входа в переполненный Троицкий храм стояла милиция и не пускала людей. Поэтому - все плотно стояли вокруг. После Литургии был совершен крестный ход вокруг храма с мощами Преподобного. Народ ликовал, когда священники вынесли раку со святыми Мощами. Люди молились, поднимали иконы Серафима Саровского. Тысячи и тысячи людей приветствовали Батюшку и радовались.
После крестного хода было озвучено послание Патриарха всея Руси Алексия Второго.

Мелкие неприятности или война?
Я не имею право промолчать о том зле, которое присутствует в Уделе Божией Матери. В первый же день, когда наша группа шла по Канавке - в нас кидали камни местные жители. Я заметил, что некоторые стекла в зданиях монастыря тоже разбиты. Ажурный забор на первом участке Канавки кем - то искорежен.
Когда мы приступили к восстановлению нового участка, проходящие мимо нас местные женщины проворчали: «Твари, обложили нас со всех сторон!» Кого они имели ввиду, мы так и не поняли. Но бесы их видимо точно уже одолели.
На следующий день мы обнаружили, что святой источник матушки Александры подвергся варварскому разгрому. Он находится всех ближе к Обители и ему больше всех достается от врагов Христовых. Перед отъездом я стал свидетелем того, как какая то иссохшая, перекошенная от злобы женщина ходила вокруг того же источника и плевала на землю под деревьями, затем она подошла к воде и стала изображать то, будто она пьет воду с руки. На самом деле она плевала себе в руку, а потом опускала руку в источник. Помилуй ее Господи, подумал я. В селе, почему - то все жители страшно озлоблены на православных, верующие видимо, не дают покоя безбожникам находиться в их замшелом болоте безнравственности.
Это еще не все. Накануне 1 августа в Дивеево приехали молодчики из РНЕ. Целый взвод бритоголовых парней в черной военной форме со свастикой на рукавах. Их сторонники, прибывшие вместе с ними, стали проводить фашистскую агитацию: продавать газеты, раздавать листовки с призывом вступать в РНЕ и отказаться от ИНН. ИНН – по их мнению, печать антихриста. Этим они вносят раскол между государством и православными верующими.
Фашиствующие люди делали вид, что следят за порядком. Ходили по торговым рядам, фотографировались на фоне храмов, хотя никаких беспорядков и быть не могло - здесь все христиане. Также РНЕ пыталось участвовать в крестном ходе, но им не позволила милиция, на что фашисты заявили, что если будет беспорядок, помощи от них (РНЕ) пусть не ждут. Думаю, что в России еще не все в порядке, если у нас свободно гуляют фашисты. Кстати, в Ижевске, да и в России в целом в последний год просто нашествия различных сектантов, а это похлеще, потому что на фашистов в России есть аллергия, а вот на сектантов таковой нет.
Июль 2001-2002 год
А. С. ЧУРАКОВ

Саровский лес

Саров. Закрытый город Нижегородской области, где разместился полигон для исследований в области ядерной физики… Как заметили авторы документального фильма /Тринадцать плюс…/ о нобелевских лауреатах в серии, посвященной академикам И. Е. Тамму, П. А. Черенкову и И. М. Франку (идет по будням по телеканалу /Культура/), в этом видна своеобразная /ирония истории/: кажется, советское руководство, устраивая здесь мощную опасную лабораторию, словно просилось под защиту мест, освященных подвигами преподобного Серафима и других старцев Саровского монастыря.
Какова же история этих мест, та давняя история, когда будущий подвижник, а тогда маленький Прохор еще только появился на свет, в те времена, когда и не было его еще на свете.
В древние времена на берегах Сатиса и Саровки росли дремучие сосновые леса. В здешних местах жили мордовские племена. Но, согласно преданию, уже тогда являлись знамения будущего прославления на этом месте Имени Божьего: по ночам сходил иногда свет с неба и слышен был колокольный звон, хотя и деревень близко не было.
В конце XIII века земли оказались под властью татар, на месте же будущей Пустыни возник город Сараклыч. Потому века спустя /в земле монахи часто находили стрелы, сабли, копья и другие орудия…/. После свержения татаро-монгольского ига татарские князья со своими родами ушли с этих мест и долго на месте Старого Городища не было человеческих поселений. Но вот в XVII веке сюда стали по одному, сменяя друг друга, приходить искавшие уединения монахи: инок Феодосий из Пензы, старец Герасим из Красной Слободы. Пожив здесь несколько лет, они по разным причинам возвращались в свои монастыри.
Также в 1691 году поселился здесь инок Исакий 21 года из Арзамасского Введенского монастыря, ставший позднее первым устроителем Саровской пустыни сначала как скита, а позднее самостоятельного монастыря.
В 1706 году на месте Старого Городища появилась первая церковь. К 1778 году, когда в монастырь поступил послушником юный Прохор Мошнин, монастырь уже славен был своими храмами и подвижниками. Был тогда канун празднования Введения Пресвятой Богородицы во храм, 20-е ноября. Выбор монастыря для Прохора не был случайным. За некоторое время до этого с пятью другими паломниками из Курских купцов он отправился в Киев, поклониться святыням Киево-Печерской Лавры, а затем посетил прозорливого старца Досифея в Китаевской обители близ Лавры, который и благословил Прохора идти в Саровскую Пустынь: /Гряди, чадо Божие, и пребуди тамо. Место сие тебе будет во спасение, с помощью Господа. Тут скончаешь ты и земное странствие твое…/.
Вскоре началось его постепенное восхождение в непрестанных трудах и научении иноческой жизни к Богу: послушник Прохор трудился сначала в хлебне, потом в просфорне, столярне (здесь он работал особенно искусно, за что назван был Прохор-столяр).
Особенно любил Прохор уединение, потому испросил благословение в свободные часы уходить из монастыря в лес. Здесь он устроил шалаш, где проводил время в молитве и размышлениях.
13 августа 1786 года Прохор был пострижен в иноческий сан с именем Серафима /пламенный/, а в октябре того же года посвящен в иеродиакона.
Именно в эти годы он побывал лишь однажды проездом в Дивееве, сопровождая о. Пахомия и о. Исаию, где старцы навестили больную матушку Александру (Агафью Семеновну Мельгунову), основательницу девичьей обители. Тогда перед смертью матушка поручила попечение об обители Саровским старцам. И, хотя о. Серафим никогда более не был в Дивееве, именно здесь, в духовно устрояемой им женской Лавре, Божиим промыслом уготовано было почить его честным мощам уже и в наше время.
Все это время о. Серафим, служа в монастыре, на ночь уходил в лес за пять-шесть верст, в свою пустыньку, где проводил ночь в молитвах. Здесь среди дремучего соснового леса на холме стояла хатка с сенями и крылечком. Был устроен небольшой огород, а одно время был и пчельник. В огороде старец выращивал картофель, свеклу, лук… Овощами и хлебом, приносимым из монастыря, он питался. Одно время он более двух лет ничего не получал из монастыря и не кто не знал, чем он питался, особенно зимой.
Позже о. Серафим рассказывал:
-Ты знаешь снитку (трава снить)? Я рвал ее, да в горшочек клал; немного вольешь, бывало, в него водицы и поставишь в печку – славное выходило кушанье… на зиму я снитку сушил, и этим одним питался…
По пути к о. Серафиму можно было встретить и другие уединенные избушки монахов. Одинокие кельи на холмах напоминали Афонскую гору. Потому о. Серафим прозвал свою горку Афоном. Прочие места Саровского леса также получили свои имена от старца: здесь были и Фавор, и Назарет, и Иордан…
В нескольких верстах от кельи нашел о. Серафим необыкновенной величины камень и, памятуя о подвигах столпников, старец каждую ночь восходил на камень для молитвы. Воздев руки, старец повторял: Боже, милостив буди мне грешному.
Так провел он среди леса тысячу ночей. Когда позже это открылось для монастырской братии и все стали удивляться, о. Серафим только ответил, что святой Симеон Столпник серок семь лет стоял на столпе, а мои труды похожи ли на подвиг?
Так шли годы. Мирно живущий с лесными зверями старец, терпел более от людей. Так однажды крестьяне, посчитав, что у одинокого старца могут храниться богатые приношения верующих, жестоко избили его. О. Серафим намерено не оказал ни малейшего сопротивления, хотя обладал значительной физической силой. Несчастные крестьяне ушли, пораженные убогостью жилища старца: икона, мешки с песком вместо постели да несколько картофелин. А старец добрел до монастыря, где после врачебного осмотра выяснилось, что искалеченный о. Серафим (проломленная голова, перебитые ребра, запекшиеся раны) чудом остался в живых. Но любовь к ближним в старце не иссякала.
По благословению Божией Матери, явившейся ему в сонном видении, в 1825 году о. Серафим окончил затвор и до самой своей кончины в 1832 году принимал людей, ищущих наставления. "Радость моя", - обращался старец ко всем приходящим.
О своем пустынничестве батюшка Серафим говорил: - Не наше дело судить других. А удаляемся мы из общества братства не из ненависти к нему, а более для того, что мы приняли и носим на себе чин ангельский, которому невместительно быть там, где словом и делом прогневляется Господь Бог… Мы избегаем не людей, которые одного с нами естества и носят одно и то же имя Христово, но пороков, ими творимых, как и великому Арсению сказано было: бегай людей и спасешься.
Так в Саровском лесу явилось миру чудо Божие: время подвигов древних подвижников прошло, но вера и подвижничество не стали анахронизмом: подобно тому как Бог во все время тот же, неизменны на земле стремление к нему души человеческой и пути ее восхождения к Небесному Отечеству.
Подготовила Ирина Трифонова

“Радость моя...”

Поздно вечером мы, слава Богу, въехали в Дивеево. Вначале все сидели в автобусе и ждали, когда руководитель получит распределение у благочинной монастыря. Перед окном высились соборы, будто сотканные из радужного света. Высокая колокольня стрелой улетала в небо. Ее высота 73 м 30 см. Пришел Игорь Яковлевич и сказал, что нам предлагают две ночевки — одна платная, в частном секторе, на кроватях, другая — бесплатная, на полу и сеновале. Как только все смирились и под возгласы: “Братья и сестры, да раньше паломники пешком ходили по святым местам! А мы все комфорта хотим! Да постыдимся!”, согласились ночевать на полу, нас тут же устроили в бесплатную монастырскую гостиницу.
Потом группу благословили поехать на источник, в 22.30 по московскому времени. Целебный источник святого батюшки Серафима находится недалеко от города Сарова, теперь это закрытый город Арзамас-16. Прибыли. Уже была ночь. Темно. Только горят медленно передвигающиеся звездочки — это люди, благоговейно идут к источнику или от него.
Бредем впотьмах, и наконец открываются деревянные мостки, киот с иконой преподобного, крест — освященные свечами. Свечи пылают, тают от жара и падают, а люди все несут и несут свою любовь, радость и боль дорогому Батюшке. В их устах звучит молитва, и уже не обычные глаза, а глубокие очи сияют надеждой, что тот, кто каждого приходящего встречал словами: “Радость моя!..”, не оставит в беде, утрет слезу, исцелит...
Маленькая, похожая на часовенку купальня. Некоторые идут к ней. Другие, переодевшись, спускаются к деревянным сходням под звездным небом. Братья, так называют всех паломников мужского рода, окунаются отдельно.
Сестры в длинных белых рубашечках и крепко повязанных платочках (так благословил сам батюшка Серафим), со свечами и молитвами длинной вереницей выходят к воде. Не так ли сходила в Днепр далекая моя прабабка, когда великий князь Владимир облекал свой народ во Христа? Кто знает? Все ведомо только Богу. И вот обжигающая волна трижды сомкнулась над моей грешной головой. Выйдя на берег, я почувствовала необычайную легкость в душе и теле. Так чувствуешь себя после соборования. Сильно горели ноги, казалось, их обжигают огнем! И недаром! После этого купания я совсем забыла, что такое ревматизм коленных суставов. Интересно, что каждый, кого я спросила, ощущал горение именно в больном месте. Так лечил нас батюшка Серафим. Дивен Бог во святых своих!
Вернувшись в гостиницу, всей группой прочитали вечернее правило и легли спать. Было уже 2 часа ночи. Встали в 4 утра и, удивительное дело, совершенно выспавшиеся! Спешим по темному Дивеево к монастырю, сияющему в ночи. Через ворота под колокольней входим на территорию обители. Ранняя литургия начинается в 5.15 в Преображенском соборе. Этот белый, как голубь, храм со смиренными темно-серыми главами примостился рядом с величественным Троицким собором. Как много жаждущих покаяния впустил он в себя!
Пять священников исповедовали всю службу, а поток не угасал. Идя к Причастию, я заметила лежащую на аналое икону со множеством маленьких изображений святых и частицами их мощей в капсулах. Приложившись к иконе, достала все крестики, которые были у меня с собой для освящения на мощах святых угодников Божиих. Успела прочитать лишь несколько имен: св. Мария Магдалина, Георгий Победоносец, Нил Сорский, Феодосий и Антоний Печерские, Харлампий, Сильвестр, князь Владимир...
Вынесли Чашу. С Божьей помощью мы причастились. Служба кончилась. Молящиеся подавали записочки и потихоньку “переливались” в Свято-Троицкий собор, где и находятся мощи великого российского чудотворца Серафима Саровского.
Сам собор огромен, его белые стены не увешаны иконами, кроме нижнего ряда. Есть пророчество, что сюда в конце света чудесным образом соберутся все чтимые иконы Божьей Матери. В среднем приделе, справа, находится икона “Умиление Пресвятой Богородицы”, она вся увешана благочестивыми драгоценными дарами, а слева — икона Батюшки, тоже в крестах и цепочках. Так благодарят и просят заступничества праведные люди в своих радостях и скорбях. Сами мощи находятся в левом приделе собора. Рака стоит на возвышении под сенью в виде маленькой, изумительной по красоте церковки. И льются здесь бесчисленные слезы о болящих родных, неверующих, тонущих в пучине страстей и пустой, бессмысленной жизни. Каждого чутко слушает великий наш заступник святой Серафим, никому не отказывая в молитвенной помощи и заступлении. Как и обещал он, что услышит всех, кто придет к нему на гробик и расскажет все как живому, ни один вздох и слезинка не пропадут! Каждый услышит, если припадет с верой, ласковый голос у себя в душе: “Здравствуй, радость моя...”
А вот мы уже и в маленькой церкви, где непрерывно читается Псалтырь за живых и умерших. Тихо покоятся здесь мощи святой начальницы обители матушки Александры, которая и узрела в молодом иеромонахе будущего старца и поручила ему своих духовных деток. Мощи св. Елены (Мантуровой), умершей по просьбе батюшки вместо своего братца, сказав только: “Благословите”, заболела и сгорела за три дня, и мощи св. Марфы, в 19 лет умершей схимницей, особо почитаются.
Пройдем мимо монастырского кладбища, помянем души здесь лежащих, да и наших родных, и пора уже на чудесную Канавку Божьей Матери, которую и антихрист не осилит перейти. Первый шаг и большая бусинка четок скроется в руке, польется из сердца молитва: “Отче наш...”, а маленькие начнут отсчитывать “Богородице, Дево, радуйся...”, и так 150 раз... С каждым шагом погружаешься внутрь своей души, а навстречу тебе “растет” чуть уловимая радость. Идешь по Канавке, как по великому Божьему храму, и будто вмещаешь в себя весь мир — поющий славу Своему Создателю. А мир поющий вмещает тебя...
На следующий день нам надо уезжать. Идем попрощаться с Батюшкой. Впрочем, что я говорю? Ведь он всегда с нами, только позови в молитве. И услышишь: “Радость моя...” Отчего же я плачу, когда трогается с места автобус? Рвется тонко натянутая нить... Полсердца остается в Дивеево, чтобы снова и снова звать меня к Небу...
Неонилла Антипова-Татур
http://izhiza.ru
 

Добавить комментарий

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

< Пред.   След. >