Ижевская и Удмуртская Епархия
 
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет
 
аборт, мини аборт, контрацепция,
Если вы увидели ошибку в тексте, выделите текст и нажмите одновременно клавиши Shift и Enter
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
ПРАВОСЛАВНАЯ УДМУРТИЯ Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Оглавление
ПРАВОСЛАВНАЯ УДМУРТИЯ
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21

2. ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАСЛУГИ ПРАВОСЛАВИЯ В УДМУРТИИ (XVI — НАЧАЛО XX В.)


Чтобы осознать масштаб утрат XX в., не­обходимо обозначить, хотя бы вкратце, пред­шествующие достижения Церкви в Удмуртии. (Более развернуто эта тема раскрыта в других наших изданиях. См. приложение.)

Уже с XII в. здесь появлялись единич­ные христиане: сначала со стороны Вятской земли, а позже — Пермской епархии, провозглашенной в 1379 г. Большую роль в деле христианизации края сыграли святые СТЕФАН Пермский (1345-1396) и ТРИФОН Вятский (1550-1612). Главными магистраля­ми проникновения христианства, особенно после взятия русскими Казани в 1552 г., ста­ли Кама и Вятка. Тогда же активизируется утверждение христианства среди удмуртов. Особенно велики здесь заслуги выдающегося просветителя, святого ГУРИЯ (1500-1563), бывшего первым архиепископом Казанской епархии, учрежденной в 1555 г. В 1556 г. 17 удмуртских семей (не менее ста человек) били челом Ивану Грозному, обещая креститься и построить церковь. Это результат мирного воцерковления иноверцев — недавних языч­ников по внегосударственным и внецерковным каналам, прежде всего через бытовое влияние русских.

С середины XVII в. форпостами насту­павшего христианства становятся прикамские монастыри, а с 1740 г. миссионерские усилия координировала Контора новокрещенских дел в Казани. Уже на следующий год миссионеры основали первый чисто удмуртский приход в селе Елово. Создались предпосылки для сло­жения удмуртской национальной Церкви. На­чалась подготовка первых удмуртов-причетни­ков, затем и иереев, а также работа над пере­водами Евангелия и богослужебной литерату­ры. Именно священники и только в миссио­нерских целях создавали словари и грамматики удмуртского языка. Первая из них издана в 1775 г. заботами митрополита Казанского ВЕНИАМИНА. Наряду с мягкой, высокоуче­ной формой христианизации в Х VIII -Х I Х вв. по отношению к удмуртским язычникам до­пускалось и грубое давление. Оно взахлеб рас­писано десятками историков-марксистов, от­рицающих заслуги православия Удмуртии, что называется, на корню.

Христианизация, какая бы она ни была по форме, стимулировала процесс формиро­вания и объединения удмуртской нации. Пи­сатели, педагоги, государственные деятели, инженеры, купцы принципиально не могли вырастать из язычников. Только приобщение к мировой религии собрало и "разбудило" эт­нос. Христианизация стала "квалификационной нормой" для вхождения уд­муртов в круг цивилизованных народов, а также последующего обретения госу­дарственности.

Закрепившись здесь через разветвленные структуры, христианство вызвало к жизни со­вершенно новые для Удмуртии формы куль­туры. Письменность — основу любой цивилизации — создали для удмуртов служи­тели и члены Русской Православной Церкви, первоначально для надобностей христианской миссии. Церковь была первым и основным, а долгое время единственным организатором народного образования в Удмуртии. Все свет­ские учебные заведения также подчинялись традициям православной культуры. Служите­ли Церкви с их высоким образовательным уровнем и большим опытом духовно-нрав­ственного воспитания почти всегда являлись просветителями. Огромное значение для Уд­муртии имела миссионерская система про­фессора Казанской духовной академии Н. И. Ильминского (1870).

Вопреки учению этого выдающегося хрис­тианского просветителя, вопреки в целом Цер­кви светские власти сфабриковали Мултанский процесс (1892-1896). Вятский клир был ослав­лен на нем за малую (как утверждали полицей­ские круги) эффективность цивилизаторских, миссионерских усилий среди удмуртов. Как бы то ни было, Мултанский процесс стал первым (пока еще болевым) симптомом грядущего национального возрождения удмуртского наро­да. Он все определеннее отрекался от архаичес­ких верований, не вписывающихся в ритмы наступавшего XX в.

Православной культурой порождена не только удмуртская письменность, но и нацио­нальная художественная литература, Еще в 1769 г. духовенство опубликовало самое пер­вое стихотворение на удмуртском языке. Мо­лодые питомцы Церкви благодарили там духовных и светских владык за избавление своего народа от язычества. Начало удмуртско­го книгопечатания ознаменовал затем выпуск "Евангелия от Матфея" (1823). Благодаря уси­лиям прежде всего духовенства удмурты получали возможность приобщаться к шедеврам мировой культуры. Язык удмуртов усложнял­ся через церковные переводы, обогащался аб­страктными понятиями. Жанровая многогранность отличала творчество лите­раторов-служителей Церкви как русских (В.Г. и Н.Н. Блиновы, Б.Г. Гаврилов, З.О. Лятушевич, С.Н. Мидовский, М.И. Осокин), так и удмуртских (И.В. Васильев, Г.Е. Верещагин, И.С. Михеев). Именно иереи первыми в Уд­муртии освоили рассказ и оду, этнографичес­кое описание и фольклорную зарисовку, драматургию и летопись поселения. Исклю­чительно к плодам христианства относится само зарождение книжной культуры и появ­ление в Удмуртии литераторов, способных со­здавать и распространять произведения указанных жанров, чаще всего в русле хрис­тианского реализма, порой по канонам цер­ковной литературы.

Все самое красивое, прочное, дорогое, что православные люди соборно создавали во славу Бога, в естественном порядке подверга­лось затем секуляризации и еще шире входи­ло в мир. Соответственно, становление профессионального искусства Удмуртии и рас­цвет народного — следствие глубокого, мно­гогранного воздействия христианства. Христианская, клерикальная сфера порожда­ла в Удмуртии все важнейшие новации, вед­шие к расцвету искусства. От приобщения к мировой религии, под ее косвенным влияни­ем или из прямой необходимости обслужи­вать особые запросы Церкви, в искусстве Удмуртии возникли и утвердились новые ма­териалы (кирпич, стекло, темпера, масло), техники (полихромная резьба, золочение, живопись, гравировка, печатная графика и книгопечатание, золотое шитье, нотные запи­си, лепка), приемы (партесное пение, улич­ная планировка, архитектурное проектирование, купольные конструкции, шпили, ордерные формы), жанры (карти­ны, рисунки, настенные росписи), формы публичной деятельности (концерты, спек­такли, выставки).

Высшим достижением христианизации стала духовность. Мастера пластических ис­кусств и литераторы Удмуртии под влиянием всеобщих принципов цивилизованности (де­калога, т.е. заповедей) и высокоразвитого пра­вославного богословия впервые обратились к высшим духовным ценностям человека, недо­ступным местным язычникам, слишком прагматичным в религиозных запросах. Художественные образы православного мира усложнились, их стал отличать психологизм.

Церковь аккумулировала богатейший, новаторский опыт в разных жанрах, формах, приемах и техниках искусства. Этот симфо­низм христианской культуры наиболее полно раскрылся в прекрасных храмах. Их соору­жали лучшие зодчие, порой европейского уров­ня (Ф.М.Росляков, С.Е.Дудин, А.Д.Захаров, И.А.Чарушин, А.Б.Турчевич) в разных архи­тектурных стилях (вятское барокко, класси­цизм, византийский и русский стили). Культовое зодчество — лучший, самый разви­тый вид зодчества в истории искусства Уд­муртии. Это бесценная сокровищница.

Православный храм со всеми его проник­нутыми символикой архитектурными объема­ми, иконами и предметами культа составлял особый, возвышенный микрокосм. Он концен­трировал в себе принципиально иное сакраль­ное пространство, чем то, которое могло окружать в Удмуртии постройки языческого мира, ислама или протестантизма. Храмы слу­жили не только сакральным символом, но и мас­штабным камертоном, стилевым эталоном, главным (а часто и единственным) высотным акцентом. Православные объекты в Удмуртии (соборы, церкви, часовни, монастыри, молель­ные дома, голбцы, поклонные кресты...) нигде не разделял более чем дневной пеший переход. Если языческие постройки прятались, то пра­вославные торжествующе заявляли о себе на об­ширнейшие пространства как визуально, так и через колокольный звон. Микрокосм одного храма соединялся с микрокосмом другого хра­ма в новую общность — христианский, пра­вославный макрокосм. Возникло единое христианское пространство святой Уд­муртии — человечное и гармоничное,

насыщенное произведениями искусства, отличаемое верностью его обитателей нравственному декалогу и традициям пра­вославной соборности.

Элитой и ядром первой интеллиген­ции Удмуртии оказались иереи-гуманисты, просветители, энциклопедисты, творцы. Вслед за пастырями шли пасомые — члены Церкви.

Анализ всей суммы клерикальных и свет­ских явлений, а также биографий членов Церк­ви, действовавших в Удмуртии, подводит к главному выводу: творцами, просветителями, цивилизаторами, энтузиастами иных светлых, высоконравственных, порой жертвенных дел все они становились исключительно потому, что их вдохновляла вера в Бога как верховную сущ­ность, наделенную высшим разумом, абсолют­ным совершенством и всемогуществом. Эта неистребимая вера помогала осознать целост­ную картину мироздания и во многом являлась особым творческим состоянием человека, гото­вого прославить Бога своими делами и произведениями. Иной, столь же творчески пло­дотворной, цельной, массовой, сплачива­ющей народы веры Удмуртия не знала.

Вера в десятки языческих богов, в социализм или "коммунистическое христианство" оказалась абсолютно неконкурентоспособной в данных аспектах.

Именно православное духовенство взяло на себя в Удмуртии цивилизующие функ­ции, присущие в других регионах дворянству. К началу XX в. христианство мощно и много­образно утвердилось в Удмуртии (несмотря на подверженность части удмуртов двоеверию, вполне присущему и русским), служа основ­ным гарантом общественного прогресса и со­гласия.

Итак, главная историческая заслуга пра­вославия в Удмуртии — утверждение цивили­зации. Одна из "заслуг" советской власти — создание в начале XX в. контрцивилизационной, антихристианской программы. Осуществле­ние ее в Удмуртии совпало с процессом сложения Ижевской и Удмуртской епархии.




 

Добавить комментарий

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

< Пред.   След. >