Ижевская и Удмуртская Епархия
 
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет
 
аборт, мини аборт, контрацепция,
Если вы увидели ошибку в тексте, выделите текст и нажмите одновременно клавиши Shift и Enter
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
ПРАВОСЛАВНАЯ УДМУРТИЯ Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Оглавление
ПРАВОСЛАВНАЯ УДМУРТИЯ
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ВВЕДЕНИЕ

Русь не просто приняла христианство — она полюбила его сердцем, она расположилась к нему душой, она излегла к нему всем лучшим своим. Она приняла его к себе в названье жителей, в пословицы и в приметы, в строй мышления, в обязательный угол избы, его символ взяла себе во всеобщую охрану, его поименными святцами заменила всякий другой счетный календарь, весь план своей трудовой жизни, его храмам отдала лучшие места своих окружий, его службам — свои предрассветья, его постам — свою выдержку, его праздникам — свой досуг, его странникам — свой кров и хлебушек.

А.И. Солженицын. Март Семнадцатого.

 

Расти, цвети и благоденствуй, блаженна Вятская страна!

Из духовного канта. 1780.

 

 

 

1. ПОСТИГАЯ ПРАВОСЛАВНУЮ УДМУРТИЮ


О великой христианской цивилизации, к которой принадлежало некогда наше мно­гострадальное Отечество, рядовые граждане могут смутно судить сейчас только по ее уце­левшим осколкам, подобно тому, как архео­логи об еще более древних цивилизациях — по фрагментам керамики. На территории Удмуртской Республики таковыми "осколка­ми" воспринимаются случайно уцелевшие от небывалого в мировой истории погрома хра­мы (не более трети их), иконы (лишь сотая часть), а также наполовину забытые тради­ции православного календаря, плохо понима­емая красота православной литургии, ставшие уже чуждыми нормы православной этики. Все связанное с Церковью до сих пор восприни­мается многими как отжившее свое, нелепое, в лучшем случае — экзотическое. А просыпа­ющийся "генетический" интерес к христиан­ской культуре снобы высокомерно именуют конъюнктурным. Наше историческое знание о той, ушедшей цивилизации (особенно ее региональном ответвлении в полуязыческой Удмуртии) расколото, осмеяно, извращено. Оно заменено сводом соцреалистических ми­фов такого типа: "Русские попы, ненавидев­шие удмуртов, насильно окрестили их и еще устроили Мултанский процесс. Они тормо­зили развитие культуры, насаждали невежес­тво и пьянство, а позже сопротивлялись триумфальному шествию советской власти. Выведенные партией к свету знаний трудя­щиеся добровольно отказались от религиоз­ного дурмана.."

Эта книга посвящена оболганной пра­вославной Удмуртии. Автор стремится "от­мыть" ее историю от устойчивых, клеймящих все и вся оценок, порожденных воинствую­щими атеистами. Но книга не будет ничего навязывать вам, у нее нет задачи христиани­зировать кого-либо. "Сверхзадача" автора достичь того, чтобы читатель, оставаясь марксистом, язычником или вообще ате­истом, не мог уже быть, как прежде, ог­раниченным воинствующим атеистом.

Никто не может устраниться от спокойного взаимодействия с взрастившей нас цивилиза­цией. Ее стоит уважать, отказываясь от не­терпимости; ее историю необходимо знать, ломая сложившиеся стереотипы и расстава­ясь с мифами.

Судьба Церкви-мученицы в XX в. — один из прочно забытых сюжетов отечествен­ной истории. Отринута как жанр вообще ле­топись церковной жизни новейшего времени, а уж тема разгрома православия советской властью, безусловно, изгоняется прокоммунис­тическими кругами как "неактуальная и очер­нительская" . Это естественная для них реакция и давно сложившаяся традиция. Еще; и в 1980-е гг. компетентные органы преследовали за одни лишь разговоры о реальных гонениях на верующих и о попрании прав человека. Распространение таких сведений однозначно приравнивалось к клевете на социалистичес­кий строй и якобы существующую при нем "свободу совести".

Упомянутое нами понятие "разгром пра­вославия", конечно, условно. Никакому тота­литарному режиму, никакой государственной партии не под силу полностью разгромить пра­вославие или какую-либо иную традиционную для определенного региона конфессию, осо­бенно бывшую здесь государственной. Недо­ступно это воинствующим атеистам даже на своей подконтрольной территории и на сколько-нибудь исторически значимый срок. Объективные факты, приводимые ниже, сви­детельствуют, что такую задачу ставили КПСС и ее Удмуртская организация. Разгром этот (или, точнее, погром) велся по-большевистс­ки настойчиво, с нараставшим год от года раз­махом, сразу по нескольким направлениям: разложение нравственности, гонения на верующих — попрание их конституци­онных прав, разграбление и разрушение храмов, разорение сел. Одно направление борьбы сменялось другим, иные становились на некоторый срок неактуальными, но борьба в целом не прекращалась вплоть до 1991 г.

Более того, она фактически идет по некото­рым направлениям до сих пор. Все это соста­вило особую программу, и ее следует назвать контрцивилизационной. Трудно воспринять су­ществование понятия "социалистическая цивилизация", отстаиваемого учеными "социалистической ориентации".

Возможно, материалы по новейшей ис­тории Церкви помогут предотвратить реванш сил воинствующего атеизма и любой воинству­ющей идеологии. Она в последнее время все чаще прячется под маской "коммунистичес­кого христианства". Методы и тактика воин­ствующего атеизма — одна из тем книги. Текст может показаться перенасыщенным инфор­мацией негативного плана, хотя были в исто­рии взаимоотношений Церкви и Государства относительно светлые моменты, например, в период Великой Отечественной войны. Свет­лой, разумеется, оставалась, несмотря на все внешние ужасы, и внутренняя, церковная жизнь пастырей и паствы Удмуртии, молит­венно обращавшихся к Богу. Некоторое пре­обладание в книге темного, негативного нельзя выдавать за "очернительство" отечественной ис­тории, поскольку именно такой, мученичес­кой, была реальная жизнь Церкви в XX в. Панорама ее событий воссоздана нами исклю­чительно на документальной основе, вполне объективно — без эмоциональных ком­ментариев и беллетристических домыслов.

После тщательных исследований судьбы христианства в Удмуртии, проведенных докто­ром церковной истории П.Н.Лупповым(1), во­просы местной церковной истории практически не затрагивались историками-марксистами УАССР2. И это легко объяснимо. Продолжать летопись Церкви Удмуртии (Луппов довел ее только до середины XIX в.), показывая расцвет и торжество христианства в Удмуртии, они уже не хотели, а хотя бы просто упомянуть о его дальнейшем погроме еще боялись. В любом случае объективное из­ложение реальных фактов должно было под­водить к убийственным для правившего режима выводам.

Однако не только в Удмуртии, но и в постперестроечной российской историографии все еще нет попыток обобщить и системати­зировать формы многолетней борьбы Государ­ства с Церковью. Первый и единственный монографический труд написан профессором русской истории Университета Западного Онтарио (Канада) Д.В.Поспеловским3. Глубо­ко раскрывая общие проблемы Церкви, он, естественно, почти не затрагивал церковную жизнь в отдельных, особенно провинциальных епархиях.

Эта книга написана на базе недавно рас­секреченных, никогда не использовавшихся прежде историками документов из Цен­трального государственного архива УР, архи­ва НКВД-КГБ-МБ УР, Центра документации новейшей истории УР, текущих архивов Со­вета Министров УР и епархиального управле­ния, а также на основе воспоминаний священнослужителей, прихожан и редких цер­ковных публикаций. Все это в совокупности помогает воссоздать совершенно забытую," па­раллельную" историю Удмуртской Республи­ки. Для лучшего раскрытия темы здесь совмещены хронологический, тематический и биографический принципы компоновки ма­териала.

 

 

 




 

Добавить комментарий

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

< Пред.   След. >