Ижевская и Удмуртская Епархия
 
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет
 
аборт, мини аборт, контрацепция,
Если вы увидели ошибку в тексте, выделите текст и нажмите одновременно клавиши Shift и Enter
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
ПРАВОСЛАВНАЯ УДМУРТИЯ Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Оглавление
ПРАВОСЛАВНАЯ УДМУРТИЯ
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21

ГЛАВА 14.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ЕПАРХИИ (1988 — 1995)

Под прессом постоянных нарушений прав человека, становилось проблематичным уже само по себе выживание духовенства и активистов Церкви внутри советской системы. Долгое врастание в нее было и изначально противоестественным, учитывая сложившуюся оппозицию Партия-Церковь. Те, кто уцелели в предвоенные годы, затихли, сломались, стали терпеливо нести свой крест. Не принимая атеистическую власть в принципиальных, мировоззренческих аспектах, служители Церкви все же во многих случаях находили возможным сотрудничать с властями. Гонимые и "отделенные от государства" иереи оставались патриотами несчастной России.

Поле такого сотрудничества было, как уже отмечалось, крайне ограничено. В годы войны — сбор средств на победу. Последнее десятилетие — почетное представительство в организациях и движениях "борьбы за мир", участие в работе Фонда культуры, робкие просветительские действия. Единичные по стране примеры избрания священников народными депутатами Советов разных уровней также были свидетельством непоколебленного в страшные годы доверия народа.

Принципиально новый период истории православия Удмуртии начался в год празднования тысячелетия крещения Руси (1988).

Интерес граждан УАССР к современным проблемам и истории христианства резко возрос. В республиканских и районных газетах с 1990 г . впервые стали появляться доброжелательные, объективные материалы по истории епархии и современной церковной жизни. Конечно, в массовых изданиях оказались сильны элементы конъюнктурщины, дилетантизма и эклектики (на тех же газетных листах пропагандировались астрология, шаманизм и т.п.), но, как бы то ни было, прорыв плотной завесы молчания по отношению к православию и его местным святыням состоялся.

Результатом демократизации общественной жизни и наступления гласности стало и то, что тогда же священнослужители впервые получили возможность напрямую обращаться к согражданам по телевидению и со страниц газет с объяснением основ веры и православного календаря. Впервые также исследователям (а через них и широким массам) становилась доступной информация о жестоких преследованиях, которым подвергались религиозные активисты. Верующие начали открыто, повсеместно, настойчиво требовать возвращения отобранных храмов и других святынь. Подобные требования направлялись высшим руководителям СССР и народным

депутатам разных уровней. Народный депутат СССР, митрополит Волоколамский и Юрьевский ПИТИРИМ, выступая на первом съезде народных депутатов СССР в 1989 г ., доложил, что из ряда городов, в том числе и Ижевска, "в адрес съезда и отдельных депутатов поступили многочисленные письма, обращения, подписанные тысячами верующих"(1).

Русская Православная Церковь неуклонно выходила из-под цепкого контроля государства, отделяя наконец от него в соответствии со знаменитым декретом свою внутреннюю жизнь. Оказалось, уже возможно пересмотреть навязанные светскими властями решения, ущемлявшие церковную жизнь в провинции. Поэтому, учитывая возросшую активность верующих данного региона, в обстановке общенародного подъема, вызванного неожиданно высоким уровнем проведения юбилея крещения Руси, Священный Синод счел возможным восстановить утраченную в 1961 г . самостоятельность Ижевской и Удмуртской епархии. Определением Священного Синода от 30 ноября 1988 г . сюда был назначен епископ Ижевский и Удмуртский, принявший дела по новой епархии от епископа Казанского и Марийского. Приближение архиерея к прихожанам и священнослужителям Удмуртии позволило значительно активизировать деятельность последних, а также увеличивать по мере необходимости само их число.

2 января 1989 г . к выполнению архипастырских обязанностей в Удмуртии приступил епископ ПАЛЛАДИЙ, являвшийся до того епископом Переяслав-Хмельницким. Этот высокоученый архиерей с первых же дней своего пребывания в Удмуртии выступал в местной прессе с интервью и статьями просветительского характера. За все годы советской власти это был первый священнослужитель Удмуртии, представший в прессе в своем нормальном качестве, а не в образе фельетонного злодея. Особенно велика заслуга епископа ПАЛЛАДИЯ в деле создания новых приходов и возвращения верующим храмов. На момент воссоздания Ижевская и Удмуртская епархия насчитывала пять городских и тринадцать сельских православных приходов с 30 священниками и пятью диаконами. К 1993 г . количество приходов утроилось.

25 марта 1993 г . решением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II и Священного Синода главой Русской Православной Церкви в Удмуртской Республике назначен архиепископ НИКОЛАИ, служивший до того епископом Владивостокским и Приморским. В послужном списке владыки работа начальником Русской Духовной миссии в Иерусалиме, представителем Патриарха Московского и всея Руси при патриархе Антиохийском в Дамаске, управляющим Патриаршими приходами в Канаде. Богатый "дипломатический" опыт и суровая жизненная школа архиерея, перенесшего гонения за веру, позволили ему с большой энергией, на принципиально ином уровне включиться в многотрудный процесс возрождения основ христианской цивилизации в Удмуртии. Всего через месяц после вступления в должность архиепископ НИКОЛАЙ провел встречу с директорами крупнейших предприятий Удмуртии, руководителями научных и творческих организаций, представителями деловых кругов. "Выражаем надежду, что мы вместе несем ответственность за состояние нашего народа и обязаны в своей повседневной деятельности, основываясь на нашем славном прошлом, сеять зерна любви к ближнему, что бы не допустить торжество зла и насилия над добром и разумом. Спокойствие и благополучие на земле родникового края — дело общее!" — с такими словами владыка обратился к собравшимся 27 апреля 1993 г . в здании епархиального управления. Данная встреча стала первым звеном в цепи мероприятий, направленных на сплочение сил, ориентированных на возрождении в Удмуртии заветов великой христианской цивилизации.

Восстанавливались прерванные прежде традиции строительства удмуртской национальной Церкви. В клире епархии в 1994 г . насчитывалось четыре священника-удмурта. По мере необходимости они используют родной

язык при богослужении. Но и другие иереи удмуртских приходов, начиная с 1991 г ., пробуют, как встарь, если уж не вести на удмуртском языке всю службу, то зачитывать по большим праздникам переводы тех или иных посланий и проповедей. Периодически эти тексты звучат на удмуртском языке в передачах местного радио и телевидения. Изданы новые удмуртские переводы "Молитвослова" и "Четвероевангелия", сделан дубляж на удмуртский язык американской экранизации Евангелия. В сотрудничестве с Библейским институтом Финляндии диакон епархиального управления, кандидат филологических наук Михаил Атаманов продолжает перевод отдельных книг Библии. Все это в совокупности свидетельствует как о прочности традиций, заложенных первыми миссионерами, так и о большом христианском потенциале удмуртского народа, не уничтоженном за годы репрессий.

Восстановление епархии позволило облегчить дело возвращения отобранных прежде храмов. Впервые подобный вопрос верующие подняли в 1988 г . по храмам в Игре и Сов-Никольском. Одновременно обострились проблемы вокруг использовавшегося не по назначению Александро-Невского собора в Ижевске (см. ниже). Возвращение его в июле 1990 г . стало важнейшей, но далеко не единственной победой верующих и сочувствующих им граждан УАССР. Атмосфера в стране изменялась. 29 декабря 1990 г . Советом Министров СССР было принято постановление № 1372 "О порядке передачи религиозным организациям в собственность культовых зданий, сооружений и другого имущества культового назначения, находящегося в собственности государства". В связи с ним ряд храмов Удмуртии был возвращен затем верующим. Значение имело также распоряжение Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина от 23 апреля 1993 г . о передаче в собственность или использование религиозным организациям культовых зданий, строений и прилегающих к ним территорий и имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности. В соответствии с этим и другими документами определенная работа проводилась и в Удмуртии.

К 1993 г . было зарегистрировано уже 63 православных прихода и одно братство. Однако полностью обустроенными по всем православным канонам зданиями располагали только единичные приходы. Каноны эти требуют безусловного наличия алтаря, купола над храмом, колокольни с колоколами, церковной ограды, не считая, разумеется, утвари и икон. Почти все приходы получили свои некогда великолепные храмы обезображенными из-за уничтожения архитектурных завершений. Кроме того, в храмах Удмуртии не уцелело ни одного полного набора колоколов, соразмерного колокольне, и столь же полного набора икон, выполненных по технологическим канонам православной иконописи (т. е. на досках, а не фанерках, темперой, а не маслом и т. д.). Часть приходов вынуждены ограничиться только молитвенными домами, порой обычными избами. Несколько общин не имеют и этого, только надеясь построить или восстановить храм. Но самой острой проблемой для возрождающейся епархии стала постоянная нехватка священнослужителей с семинарским и тем более академическим образованием.

Крайне тяжелое положение к началу 1990-х гг. сложилось в городах Удмуртии. Теснота в храмах приводила к обморокам молящихся. Возникали огромные очереди на крещение и отправление других таинств. Некоторая часть населения, сталкиваясь с этими неблагоговейными условиями, еще не могла совершить решительный шаг к вере, ограничиваясь торопливыми, случайными соприкосновениями с храмами и их святынями или же переходя к протестантам, которым храмы в общем-то и не нужны.

Постановлением Совета Министров УР от 31 марта 1993 г . впервые за все послеоктябрьские десятилетия были выделены средства на консервацию и ремонт храмов: в Мазунино (1308 тысяч рублей), Яромаске (954), Елово (620). Но даже данная мизерная помощь оказалась фактически бесполезной. Селяне продолжали разрушать и разграблять с прежней интенсивностью эти и другие храмы. Так и не появились строительные подразделения, способные вести консервацию и тем более реставрацию памятников архитектуры. Восстановление и ремонт храмов всегда вели сами верующие, таких объектов в 1993 г . насчитывалось 26. Лишь в отдельных случаях разовую помощь оказывали хозяйства, предприятия и государственные органы.

Некоторое значение с начала 1990-х гг. стали приобретать действия различных фондов и обществ. Общественный фонд "Музейно-туристический комплекс Удмуртии" завел "храмозданную книгу "Предприниматель-93". Вклады, поступавшие от ряда банков и фирм, предназначались в основном на перевозку и восстановление храма Иоанна Предтечи в ансамбле архитектурно-этнографического музея. Но планировались и другие акции, направленные на пропаганду и сохранение архитектурного наследия христианской Удмуртии. Энтузиастов православного просвещения и восстановления былого великолепия храмов Удмуртии объединило Братство исповедника Сампсона в Ижевске. Важность возрождения основ православия осознавало все большее количество граждан Удмуртии.

Особенно активно работа по становлению и благоустройству храмов шла в селах Большая Чепца, Грахово, Данилове, Завьялово, Ершовка, Июльское, Каракулино, Кекоран, Красногорское (Святогорское), Люк, Малая Пурга, Перевозное, Сюмси, Тортым, Яромаска. Православное движение так или иначе всколыхнуло общественную жизнь всех без исключения сел, однако настоящую, полномерную реставрацию храма или новое храмовое строительство нигде на селе не могли себе позволить по экономическим причинам. Великую, духовно возвышенную архитектуру может порождать только экономически и нравственно здоровое общество.

Начиная с 1990 г ., проблемами прав верующих и сохранения архитектурно-художественного наследия христианства занимался Верховный Совет Удмуртской Республики, его постоянная комиссия по науке, народному образованию, культуре и национальным вопросам. Запросы верующих наконец-то стало учитывать и правительство Удмуртской Республики.

Возрождение епархии шло параллельно укреплению патриотических чувств граждан Удмуртии, в том числе по отношению к памяти павших в Великой Отечественной войне. 8 мая 1993 г . на Старцевой горе Сарапула, возле стен бывшего Иоанно-Предтеченского мужского монастыря, состоялась закладка храма Святого Николая "в память о погибших во всех войнах XX в. и жертвах политических репрессий". 9 мая 1995 г . в Воткинске был заложен храм святого Георгия. "Священная война", таким образом, находила должный отзвук в сердцах приверженцев святой Удмуртии.

9 мая 1995 г . важные акции символического звучания произошли и на Михайловской ("Красной") площади Ижевска. Там, где стоял собор, был водружен и освящен поклонный крест, а также возложен закладной камень с надписью: "С Божьей помощью и усердием граждан города Ижевска на сем месте будет возрожден Михайловский собор". В тот день была заложена и часовня во имя иконы Казанской Богоматери, входящая в ансамбль будущего собора. Кроме того, впервые за все годы священники в полном облачении, с хоругвями и иконами, пришли во главе с архиепископом НИКОЛАЕМ на братскую могилу большевиков, устроенную в свое время поперек главного входа в собор, и отслужили "примирительную" панихиду по всем погибшим за Отечество, как бы по-разному они его ни понимали.

Православие Удмуртии выстояло и очистилось. Епархия возродилась, с достоинством пройдя свой крестный путь.



 

Добавить комментарий

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

< Пред.   След. >